loader
Срочные новости раздела
Педагог звезд эстрады раскрыла

Педагог звезд эстрады раскрыла "учебную кухню": от Шацкой до Гагариной

Наталья Андрианова отмечает юбилей

Поверить в то, что Наталье Зиновьевне Андриановой исполняется столько, сколько ей исполняется, реально невозможно. Моложавая, красивая, полная энергии — она вся светится, когда говорит о своих учениках, которым «сделала» голоса: сформировала, вырастила, поддержала, наполнила силой и тембральной красотой. Она воспитала 29 лауреатов международных конкурсов! А какой голос у нее самой! Чистый, юный, богатый обертонами… В преддверии своего юбилея известнейший педагог по вокалу Наталья Андрианова встретилась с обозревателем «МК».

— По телефону, говоря с вами, я услышала голос юной девушки. Как вы это делаете?!

— Я постоянно работаю с молодыми людьми. У меня дети! Им даже уже по 50, а они для меня все — дети. Вот смотрите, уже преемственность идет: я вырастила Ирочку Круг, а сейчас у меня занимается ее сын Александр. Причем он пришел ко мне как рэпер! Маленький Круг — двухметрового роста, а я из него сделала певца, который поет теперь весь папин репертуар. И уже с Ирой в концертах вместе работает.

— Вы ведь из семьи Дунаевских, не так ли?

— Я никогда этого не афишировала, потому что мне это всегда мешало. Везде все себе пробивала сама. Мой папа — родной брат Исаака Осиповича Дунаевского, самый маленький в семье, Зиновий Осипович Дунаевский. Тоже композитор, заслуженный деятель искусств Украины. Он прошел всю войну, его долго не было с нами, потом он работал в шахтерском ансамбле. То есть я практически папу увидела где-то в 24 года, когда он вернулся домой. Мы жили в Москве, на Полянке. У нас был необычный дом — в нем жил, к примеру, Иван Семенович Козловский. Мама была изумительная — уральская казачка несказанной красоты, чудесная женщина, с хорошим голосом, она тоже пела когда-то на радио…

— А с Исааком Осиповичем вы общались?

— С дядей виделась очень редко. Он незадолго до смерти пришел ко мне на день рождения — 15 лет. А у меня в гостях был приятель — Алик Гинзбург, в будущем известный диссидент. Невероятно умный, остроумный… И, в общем, мой дядя как сел с этим Аликом рядом, так и весь мой день рождения от него не отошел. И потом сказал: «Если бы у меня был такой сын…» Семья Дунаевских очень неродственная. Вот мы сейчас остались из всей семьи вдвоем с Максимом (Максим Исаакович Дунаевский, композитор. — «МК»), но практически не общаемся.

— Таков стиль семьи?

— Да, пожалуй… Маму Максима, тетю Зою, я очень любила, она была изумительная и всегда старалась нас как-то сблизить. Приглашала меня на дачу, когда мы были маленькие с Маськой, вместе рыбу ловили. Я была на его первой свадьбе.

— Ну а потом было еще много свадеб...

— Знаете, у Дунаевских это фамильное. У меня было пять мужей, я ношу фамилию своего последнего мужа — в каждом браке брала фамилию мужа. Дело в том, что фамилия Дунаевская мне очень мешала. Я пела с пяти лет — первый раз спела в Донбассе, в Донецке, где папа руководил шахтерским ансамблем. Известнейшая песня «Шахтерский вальс» написана моим папой. В тот день на площади собралась 10-тысячная толпа. Меня поставили на табуретку, и я спела «Тонкую рябину». Так что неудивительно, что пошла поступать на вокальный факультет в училище при консерватории. И когда уже прошла, услышала: «Конечно, она же Дунаевская!»

Мы жили более чем скромно, потому что папы никогда не было дома, мама пела в хоре на радио. И мне не платили стипендию, потому что я — Дунаевская. И вот так все время было, понимаете?.. И поэтому, когда я в первый раз выскочила замуж, сразу же поменяла фамилию. И дальше меняла каждый раз. А поскольку я была солисткой радио и телевидения, еще и гастролировала, конферансье мне как-то сказал: «Я уже не знаю, как тебя объявлять, — каждый раз надо запоминать новую фамилию».

— Были среди ваших мужей люди близкие по духу?

— Мой второй муж — изумительный совершенно: Владислав Пашинский, солист Большого театра. «Фрачный герой», красавец, с красивым баритоном… Но у него была страшная беда: он пианист, а певцом стал потому, что «переиграл» руку. Он ненавидел пение. Представляете, ненавидел!!! Однажды Борис Покровский поставил его на роль Онегина. И как-то на репетиции Владик сделал Покровскому замечание — что-то по поводу возраста Онегина. И все: с роли Владика сняли, его карьера с тех пор начала сходить на нет. Так, он уже допевал потом, как у нас говорят, «моржей». А развелись мы, потому что я поехала на гастроли — и влюбилась в очень красивого музыканта. И так мужу об этом прямо и сказала. Мы расстались.

Кто же был у меня третий?.. За третьим я была полтора месяца замужем. Он был какая-то темная лошадка, друг Гали Брежневой, она ему без конца звонила, он ей доставал какие-то камни… В это время я репетировала на радио партию Нинон в оперетте «Фиалка Монмартра». В один прекрасный день к нам приходят с обыском — папа мой совершенно обалдел. Ну, они так посмотрели — и даже не стали ничего обыскивать, поняли, что мы тут ни при чем. Оказывается, мужа моего посадили в тюрьму, пока я была на гастролях. У меня был такой стресс, что я потеряла голос, и меня сняли с роли…

Таков был мой третий брак. А четвертый — это вообще катастрофа: прокурор! Кубанский казак, красавец писаный. Он был, как говорила его мама, полковник, следователь по особо важным делам, пил, конечно, по-черному. Мы расстались. А последний муж, Андрианов… — он был ужасен. И я сказала: «Ни одного мужа больше в моей жизни не будет».

— Вы — академическая певица. Как попали на эстраду?

— Много пела оперных арий в молодежной вокальной группе на радио. Мы начинали там еще с Левой Лещенко. Правда, потом эту группу разогнали, и я осталась не у дел. А мои друзья по Гнесинке — Танечка Маркович и Володя Хачатуров — тогда уже преподавали в училище Гнесиных на Ордынке. И они меня позвали преподавать. Я до такой степени испугалась, что улетела в Хосту да просто сбежала. Володя прилетел за мной и привез. Страх был невероятный: я вообще не мыслила, как преподавать! Академический вокал — это было для меня понятно, ко мне все ходили: «Сделай нам верхние ноты, пожалуйста». А здесь — эстрадно-джазовый! Но у меня появились ученики, которые в свою очередь и меня многому научили. А я их учила правильно дышать, потому что дыхание одинаково важно в любом вокале. Мне посчастливилось работать и дружить с такими замечательными джазовыми музыкантами, как Кролл, Бриль, Осейчук, Сухих, Саульский, Чугунов, Назаретов… Они приобщили меня к джазу и ввели в эту прекрасную страну!

— Среди ваших учеников был Мурат Насыров…

— Да, это моя боль, конечно. Безумно талантливый был человек, но безумно нервно организованный. Четыре года с ним работала, потом отправляла на конкурс, на его первую Ялту, где он взял Гран-при. Потом мы с ним выбрали Джорджа Майкла. Он был нелегкий, и мы с ним спорили, как два барана. Когда он ко мне пришел, я ему сказала: «Мурик, я терпеть не могу сладкие голоса, да еще с таким вот вибрато мелким. Буду из тебя делать мужика». Он испугался, а я ему предложила петь Майкла Болтона. Однажды возвращаюсь из академии, открываю дверь, включаю телевизор, снимаю пальто и вдруг слышу с экрана: «Наталья Зиновьевна…» Думаю: ну все, сошла с ума! Потом вижу: сидит мой Насыров и дает интервью. И обо мне говорит.

— Вот человек поет джаз, эстраду, оперетту, рок, рэп… Вы по-разному с ними занимаетесь?

— Нет-нет-нет. Я даю технику вокала. У меня есть собственная система упражнений, которую раздаю направо и налево. Приезжают из Европы, из Америки… Я делаю дыхание, освобождаю все, снимаю зажимы мышечные, даю такие приемы, которые могут выручить в любой момент, — так называемые мышечные приемы. Ну, я очень хорошо знаю строение голосового аппарата и как работает вот это все. Даже разработала вокальную методику и выпустила пособие — стала доцентом. На самом деле все это очень просто. Приехала тут ко мне из Швеции рок-певица Виктория Доля. Сипит, хрипит — чувствую, вообще не дышит человек. Я ее посадила на опертое дыхание — и зазвучал красивый голос.

— Как она вас нашла?

— Ее прислала моя Анжелика Агурбаш. А приемы… Я тут же залезла во все рок-группы, потому что она пела примерно как AC/DC. Я все это вызубрила, посмотрела — чего, как, где там «гроул», где «скриминг», где «фрай»… Все это и раньше было известно, просто слова другие: скажем, раньше был педагог — сейчас коуч, была назальная зона, а теперь… тванг. Ну, выпендриваются. А на самом деле все это так просто!

— Вы начали преподавать очень молодой. Вполне еще могли делать собственную артистическую карьеру. Не обидно?

— Однажды Леонид Утесов мне сказал (он был другом моего отца): «Ты дура, если бы пошла по эстрадной линии, стала бы звезда». То есть я не состоялась: надо было сразу рулить в эстраду. Вот это было мое. Ведь в основе любого пения — рок-пения, оперного, эстрадного или джазового — лежит дыхание. И еще важно одно: форма рта определяет качество звука. Дыхание, рот и свобода… Не зря моя любимая Анна Нетребко говорит: «Пение — это расслабуха».

— Ваши любимые ученики?

— Ну, это, конечно, моя Нинель в первую очередь — Нина Шацкая, 30 лет мы вместе. Она поначалу занималась у другого педагога, и когда пришла, как она мне потом рассказывала, на какой-то конкурс, ей сказали: «Девушка, вам лучше танцевать, чем петь». После этого ее папа, который, кстати, обладал фантастическим тенором, где-то услышал Мурата Насырова и сказал: «Я найду его педагога». И он привел Нину ко мне — и курировал нас всю свою жизнь. Он говорил: «Нет, не так, я хочу, чтобы вы вот так вот пели!» Работала Нина как лошадь. Она и по гороскопу Огненная Лошадь. У нее очень большой природный голос. Есть педагоги, которые просто не берут большие голоса, а мне вот эту махину, этого вот «необъезженного мустанга», надо было оседлать. Оседлали!

— Певцы с вами занимаются постоянно — ведь так? Ходят на уроки как на тренинг?

— Великая солистка Большого театра Ирина Архипова как-то сказала: «Боже мой, если бы меня было две, и я, одна, сидела здесь, а я, вторая, стояла бы на сцене, то могла бы себя правильно слышать». Певец ведь сам себя не слышит, и должен быть человек, который его направляет и правильно слышит. Это первое, а второе — связки, то есть те же самые мышцы, и их надо тренировать. Недаром многие зарубежные звезды ездят в турне со своими педагогами. Педагог необходим, и Нина это прекрасно понимает. Потом, она все время что-то ищет — у нее же темперамент!

— А Сергей Пенкин — тоже из любимых?

— Пенкина в училище не принимали! Пока я его не взяла. Не забыть: открывается дверь, стоят Рая Саед-Шах и Пенкин. За ручку. «Я вот вам привела», — говорит Рая. Я ему: «Ну-ка, спой». Как только рот открывается, я: «В чем дело-то? Кто тебя не берет?! Вот я тебя уже взяла — и никто ни слова не скажет. Ты же гениальный, у тебя золото в глотке!» Ну и все. С ним и заниматься не надо было. Единственное что — он никогда не запоминал слова и все время пел на таком тарабарском языке. Я ему говорю: «Если ты еще раз споешь «Feelings» таким образом — я тебя просто убью». Прихожу к нему на день рождения, он говорит: «А сейчас для моего любимого педагога я спою «Feelings»!» — и начинает свою ахинею. Я говорю: «Боже, Пенкин, убью…»

Вчера звонил мне: «Обожаемая, любимая…» Говорю: «Я тебя тоже очень люблю, Пеночка моя родная! Ты где?» — «Я в Воронеже. У меня гастроли. А вы чего?» — «Я работаю. Зарабатываю на юбилей». Через пять минут приходят деньги мне на карту… Пенкин!

Ну кто там у меня еще?.. Да у меня их много, Господи. Гениальный совершенно мальчик в Австралии. Юра Янковский. Оля Прядина, Дима Ланской, Жасмин, Анжелика Варум. Она остроумная, невероятная умница. Ну, я начала с ней заниматься. Она у меня спела одну вещь роковую и поехала с ней к отцу. А он ей всю жизнь запрещал заниматься с педагогами. И когда она отправилась к отцу, я решила, что мне кирдык. Но она мне звонит и говорит: «Папа сказал: «Я снимаю шляпу». И даже Алла Борисовна Пугачева меня по своему радио поблагодарила за Анжелику Варум. А еще мои ученики — Феликс Ильиных, Евгений Кемеровский, Линда, Стас Пьеха, Кристина Пух, Владимир Степин, Федор Казанов…

— А Полина Гагарина?

— Ну, Полька — это мое солнце. Это вообще что-то невероятное. Ее ко мне привели, когда ей было 15. Талантливая!!! Темперамент, наверное, еще похлеще, чем у Нинки, это что-то «р-р-р-р-р-р…» — такая вот вся. Если она обнимет — отвернет мне башку обязательно. Мы с ней прошли через все — пели джаз, рок… да чего мы только не пели! Я ей первой еще в училище дала спеть Носкова, «Снег», а потом этот «Снег» она спела уже с ним в Кремле. В училище у меня она великолепно училась, не пропускала занятий, ответственная, занималась как зверь. И высшее образование получила актерское, чтобы ни у кого больше не учиться вокалу. Заметьте это: она мне предана бесконечно, как и я ей.

— На ваш юбилей кто приглашен?

— Дети, конечно! Мои любимые дети — мои ученики!

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Главный приз получил «Один день в Макондо» Егора ПерегудоваВосемнадцатая по счету (и последнее из мероприятий в ближайший месяц ввиду карантина) театральная премия «Гвоздь сезона» прогремела в ТЦ на
подробнее...

Как его звезды учились говорить по-советскиВ роли блокбастеров сейчас выпуски новостей, и на таком фоне сериальные страсти сильно теряют в драматизме. Тем не менее сериал про советских адвокатов
подробнее...

В кинотеатре «Аврора» презентовали фильм о многодетныхВ нарядном зале старейшего кинотеатра Санкт-Петербурга «Аврора» режиссёр Ашот Джазоян представил документальный фильм о петербургской многодетной
подробнее...

"Ребята хотели усилиться"29-летняя певица группировки "Ленинград" Флорида Чантурия временно войдет в состав группы Little Big, чтобы помочь музыкантам успешно выступить на конкурсе "Евровидение -
подробнее...

Российская группа стала популярнее всех участников «Евровидения»Менее чем за два месяца до финала «Евровидения» судьба трехдневного конкурсного веселья все еще в коронавирусном тумане. В то время как
подробнее...

В канун юбилея Владимир Девятов рассказал о трех роковых прыжках в своей жизниВ воскресенье свой юбилей празднует певец, обладатель титулов «Маэстро голос» и «Лучший народный голос России», артист,
подробнее...

Певца любили вожди, шахи и красавицыЖизнь и карьера Муслима Магомаева во многом напоминают захватывающий киносценарий. Вокруг персоны легендарного певца всегда ходило множество слухов, причем один
подробнее...

«Ее хотели тайно вывезти в Израиль»В среду в Замоскворецком суде дала показания обвиняемая по громкому делу о пропаже миллионов знаменитой советской актрисы Элины Быстрицкой. Концертный директор примы
подробнее...

Музыкальный конкурс ожидаемо отменили из-за коронавирусаЕвропейский вещательный союз (ЕВС) официально отменил «Евровидение 2020», которое должно было пройти в Роттердаме с 14 по 18 мая. «С глубоким
подробнее...

Американские киностудии, в частности Netflix и Disney, приостановили съемки всех проектов на фоне пандемии, сообщает Forbes.Кинокомпании пошли на такой шаг в качестве предупредительной меры на фоне
подробнее...

Кирилл Крок: «Несправедливо — с помпой отмечать 100-летие, зная, что на его родине дом погибает»16 марта Вахтанговский театр объявит о своем самом амбициозном и беспрецедентном проекте с точки зрения
подробнее...

Пермские ребята перепели композицию Uno российской группы Little Big, с которой она должна была поехать на «Евровидение».Текст был изменен на соответствующий актуальной повестке дня – о ситуации с
подробнее...

Кирилл Крок - о новых культурных реалиях борьбы с коронавирусомПонедельник, 16 марта, стал черным днем для всех театров — московских и федерального подчинения. Сегодня у руководства одни вопросы — как
подробнее...

«Культура — это то, что сохранит нас в истории либо растворит»«Вызывающе несвоевременный разговор» о культуре счастья завел на Северном культурном форуме в Сыктывкаре специальный представитель
подробнее...

Жестокие недетские игрыРежиссер Георгий Исаакян продолжает искать, экспериментировать, удивлять и ставить в Детском музыкальном театре имени Наталии Сац спектакли — оригинальные, странные, неожиданные
подробнее...

Спела "Мама-миа, пандемия" и спровоцировала волну критикиВ эпоху пандемии коронавируса каждый снимает стресс, уменьшает тревогу, как может. Например, популярная R&B-певица решила пошутить на тему
подробнее...

Память на фоне МосквыВ Москве открыли мемориальную доску Иосифу Кобзону. Работа скульптора Александра Рукавишникова появилась на здании Российской академии музыки им. Гнесиных, где Кобзон прослужил с
подробнее...

Актриса объяснила, почему пропадала из киноОна в одночасье стала знаменитой после премьеры кинофильма «Формула любви». О том, почему Елена в свое время предпочла кинокарьере театр, о своем долгом
подробнее...