Срочные новости раздела
Миронов и Хаматова представили любовь четы Горбачевых: любовь, страсть, власть

Миронов и Хаматова представили любовь четы Горбачевых: любовь, страсть, власть

Она: — Она начала жаловаться на острую боль в спине. Ноги становились ватными, она стала падать в обморок. А за некоторое время до этого у нее появилось нехорошее предчувствие. «Я не хочу оставаться без тебя. Я не смогу жить. А ты? Что ты — женишься и будешь жить?»

Он: — Что за мысли тебя одолевают? О какой смерти ты говоришь? Ты молода, посмотри на себя в зеркало. Ты устала.

Она: — 22 июля российский врач диагностировал у Раисы Максимовны рак крови…

Так начинается сага под названием «Горбачев», которая с равным успехом может быть названа и «Горбачевы» — единство этой пары было реальным и не требует поддержки мифом. Оно требует рассказа о ней, чтобы увидеть и понять… что? Много чего, что вмещают в себя две даты (рождения и смерти) с коротким прочерком между ними.

Эту историю длиною в жизнь написал и поставил иностранец — латышский режиссер Алвис Херманис, имеющий в российской столице всего одну постановку, зато какую: «Рассказы Шукшина» в том же Театре Наций, много лет имеющую неизменный успех у самой разной публики.

Своего «Горбачева» Херманис показал не с официальной или мемуарной стороны (хотя в основе пьесы — мемуары, письма, документы). Прием, который он использовал, театр в театре, на официоз и не рассчитан вовсе: кому он интересен сегодня? А вот невидимая сторона исторической личности, личное и политическое закулисье, политическая кухня, так сказать… Впрочем, по признанию режиссера, его «Горбачев» вовсе не о политике, «а про удивительную семейную пару, которой было суждено изменить мир и во многом опередить свое время, про их любовь, мечты и разочарования».

Не знаю, не знаю — любовь советских Ромео и Джульетты… А фон, как ни крути, политический, и никуда от него не деться: он определяет, решает, убивает. Но пока все у них идет отлично, по плану, бодренько.

Пока мы попадаем в гримерку, где два больших артиста — Миронов и Хаматова — говорят своими голосами, смотрятся в зеркала, окантованные рамами из зауженных лампочек (как, собственно, и положено в театре), обсуждают, как разговаривал Михаил Сергеевич. Они пока еще не стали Михаилом Горбачевым и Раисой Титаренко — примеряются, пока еще на подступах к своим героям. Он — в джинсах, она — в черном трико и черной шапочке мима, под которую спрятаны волосы. Хаматова и правда как мим, лицо только не выбелено.

Но, наблюдая разговор артистов в гримерке, ты проморгаешь тот важный момент, когда они из Жени и Чулпан, двух крупных персон российской (театральной, и не только) действительности, превращаются в Михаила Сергеевича и Раису Максимовну. Он уже похохатывает, как он, откидывая голову назад; он уже говорит голосом первого президента: «када» вместо «когда» или «усе» вместо «все». А в ее голосе появляются высокие нотки нравоучительного свойства, как у училки младших классов.

Чем дальше, тем больше артисты будут достигать внешнего сходства со своими персонажами, в жизни на них мало похожих. Но сходство внутреннее дает полную иллюзию сходства внешнего. Причем эту похожесть, поддержанную разве что париками, скромным гримом, они еще и комментируют своими репликами. Отчего ты чувствуешь себя на качелях, переносящих тебя от реальности в театр и обратно. На глазах зрителей идет разбор текста, образов — через слово, ремарки, иронию над собой и другими — обезоруживающий, даже обескураживающий открытый прием. Переодеваются тут же, прячась за вешалку, увешанную в основном ее туалетами (о костюмах — отдельный разговор).

Она говорит голосом Раисы Максимовны, разминаясь при этом на полу и копируя манеру героини «с желанием как бы все разъяснять» — ни дать ни взять учительница. Он сидит на лежанке с текстом в руках — и вот уже пятнадцатилетний комбайнер на Ставрополье, которого мужики для прикола учат пить спирт, перелетает в Москву, в университет, на юридический. Студент Горбачев проявляет характер (не боится рубить правду в глаза не только однокурсникам), рассчитывает карьерные ходы, но не получает желанного. Наконец, он втрескается по уши в студенточку с философского факультета — с точеной фигуркой и тоже с характером какой-то мягкой и вкрадчивой силы. Оба — продукт своего времени и страны, хотя студентка Титаренко несколько раз помянет однокурсника Мераба Мамардашвили, впоследствии выдающегося философа, эмигрировавшего в 70-е из Союза.

Не в нем, конечно, дело. Тут — союз двух сердец, слившихся не сразу: у Раечки — несчастная любовь, ее не признала высокопоставленная мамаша жениха. И хорошо, что не признала: узнал бы мир тогда Раису Максимовну, выйди замуж она за некоего Зарецкого? Вряд ли. Став мадам Горбачевой, она сломала образ жен советской номенклатуры, над которыми ржал весь мир. А тут — стройняшка, хороший вкус позволяет ей элегантно одеваться — и когда они жили на его скромные сто рублей завотделом пропаганды райкома партии Ставрополья, и потом, когда она стала первой леди страны. И в костюмном вопросе нет никакой натяжки, желания приподнять героиню: художница Виктория Севрюкова отталкивалась от гардероба Раисы Максимовны, который в неизменном виде сохранил Михаил Сергеевич в своей квартире. Севрюкова костюмы стилизовала под время — от 50-х до кончины Раисы Максимовны, — и надо отметить их безусловную элегантность и, что особенно немаловажно, скромность: поначалу дешевенькую — голубое платьице в синий горошек, свитерок поверх пиджака, чтобы скрыть послевоенную худобу. А потом, разумеется, дорогую, как подобает супруге первого лица государства. Но не кричащую о ценнике и бренде.

Миронов хоть комплекцией совсем не Михаил Сергеевич, но его игра превосходна, хотя в их семейном дуэте он все равно вторая скрипка. Незаметно работает на партнершу — как принято говорить в театре, подает ей. А разве в жизни Горбачев был с ней другой? При этом не наблюдается никакой нарочитой романтизации. Напротив, их отношения весьма ироничны — в оценочных репликах, а то и взглядах, жестах. В первом акте вообще много юмора, пока Микки и Захарка (так звали друг друга супруги) не достигли высшей власти. А на самом верху все по-другому…

«Что день грядущий мне готовит» — ария Ленского перед дуэлью в записи Сергея Лемешева пройдет музыкальной красной нитью через весь спектакль. И если в первом она мило иллюстрирует сердечные страдания советских Ромео и Джульетты, то во втором — звучит как реквием.

Их глазами дана история страны: Горбачев и еврейский вопрос, Горбачев и труп Сталина, XXII съезд КПСС… Сахаров высказался о Сталине как о выдающейся личности. Все голосуют за вынос его тела из Мавзолея. Обсуждение с академиком Чазовым болезни Брежнева. Внутриведомственная кличка Андропова, оказывается, Ювелир — ведь его дед-еврей содержал ювелирную лавку. А все решал в Политбюро все равно хитроумный лис Громыко. Реальные личности — Шеварднадзе, Яковлев, Гришин… А «кремлевский заднескамеечник» (так называли партийцы Горбачева) ждал своего часа — и дождался. Он понимает, что «все прогнило, и все всё знают, и все молчат». Он хочет как лучше стране и народу, хотя в критический момент обмолвится, что «не женат ни на стране, ни на народе, а только на своей жене».

Второй акт — аскетичный, жесткий. «Достиг я высшей власти» (пусть и руководствуясь благом народа) обернется теперь известной личной трагедией, с которой началась история. Автор пьесы сознательно не акцентирует внимание на известных и, увы, печальных моментах правления Горбачева. Он объединит все в одну фразу, сказанную его супругой: «Эти шесть лет (1985–1991) прошли как один рабочий день». Тем не менее попытка нарисовать реальный, а не желаемый образ у Херманиса есть: Горбачев цинично рассчитывает алгоритм прихода к власти, не скрывает, что из личных карьерных интересов поддерживал главного советского идеолога Суслова в его античеловеческих позициях — в частности, сохранить за партией право решать, кому из граждан разрешать выезд за рубеж, а кому — нате-ка, выкусите. И эта фраза «я не женат на стране и народе» — все без иллюзий.

Второй акт пугает какой-то тупиковой тишиной. События в Форосе, инсульт Раисы Максимовны, от которого она почти потеряла зрение, наконец, приговор: лейкемия. Миронов от зеркала медленно оборачивается к залу уже в маске Горбачева-2020. Сильно располневший, с лицом, печенным как яблоко. Неустроенный и одинокий. Его Раиса — спина, опора, плечо и сердце — ушла тихо, затворив за собой белую дверь. На сцене остался один Горбачев — и его одиночество.

Рядом дамы хлюпают носами. В воздухе висит вопрос, и не один: потеря самого родного человека стоит ли желания быть на самом верху? И этими вопросами, на которых нет однозначных ответов, силен «Горбачев».

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

 Тем временем искусствоведы намерены организовать кампанию по сбору пожертвований, чтобы при первых послаблениях пандемии открыть публичную выставку эротических рисунков Гранта. “Все думали, что
подробнее...

"19 сентября ушел из жизни Владимир Чуприков, служивший в РАМТе с 1988 по 2000 год", - говорится в сообщении.Чуприков родился в Москве и успело поработать лесорубом на Севере, фермером в Калужской
подробнее...

Он умер от коронавируса. Практически за один день. В середине сентября Михаил Борисович поехал в Казань на фестиваль, куда был приглашен работать в жюри. Казалось, ничего не предвещало беды, но,
подробнее...

Как только опустили занавес, после паузы от пережитого публика начинает аплодировать, ждет выхода артистов на поклоны. Но вместо этого открывается совершенно неожиданная картина — на сцене появляется
подробнее...

Алла Борисовна Пугачева не часто делится с поклонниками грустными новостями. Но в пятницу, 2 октября, Примадонна рассказала фанатам, что ушёл из жизни известный звукорежиссёр и ее близкий друг
подробнее...

Оценивая произведения, присланные на соискание премии Чуковского, заместитель директора Центральной детской библиотеки им. Гайдара, писатель Марина Соломонова посетовала, что мало увидела в них
подробнее...

По сценарию, главные герои сериала время от времени отправляются в разные командировки, в том числе и заграничные. Но чаще всего заграничные виды находят на родных просторах. У «Морских дьяволов» есть
подробнее...

Еще до премьеры «Большой тройки (Ялта-45)» постановка обратила на себя внимание зрителей и прессы. Во-первых, тема. Одного названия достаточно, чтобы представить примерную сценическую картину: финал
подробнее...

26 сентября Всероссийский юношеский симфонический оркестр дал первый концерт в рамках тура по России. Оркестр участвовал в праздновании 500-летия города Тулы, однако без Юрия Башмета, который должен
подробнее...

– Мкртич Окроевич, музею Ар Деко вот уже более пяти лет. Как бы вы определили его главные достижения за эти годы?– Думаю, главное наше достижение состоит в том, что посетители, глядя на экспонаты
подробнее...

В тактике полного абстрагирования от ожиданий есть немало плюсов. Собираешься на спектакль не известного тебе театра, где нет громких фамилий артистов, и не надеешься на гарантированно отличный исход.
подробнее...

Победителей определяли по двум номинациям: приз зрительских симпатий и Гран-при. Тут мнение взыскательного жюри и пришедших на церемонию поклонников поэзии разошлись. Зрительское голосование отдало
подробнее...

Сериалы, которые растягиваются на годы, часто становятся объектами язвительных шуток, хотя в невероятно серьезном мире телерейтингов долгая жизнь проектов возможна лишь при большой симпатии публики. У
подробнее...

Во время виртуальной пресс-конференции между Россией и Китаем организаторы признались, что из-за пандемии они столкнулись с беспрецедентными трудностями, которые не позволили провести форум, как
подробнее...

По ее словам, как-то Миронов обследовался у известного нейрохирурга Александра Коновалова - один из лучших в мире специалистов в данной области на тот момент. Коновалов обнаружил у актера аневризму -
подробнее...

Вообще премьера должна была состояться еще в апреле, в день рождения Нины, но COVID-19 поменял все планы: спектакль перенесли на сентябрь, уменьшив количество зрителей ровно наполовину.— Я, как и
подробнее...

Пышные церемонии, где звезды сверкают нарядами и улыбками в окружении фотографов а потом произносят помпезные речи в знак благодарности за престижные трофеи, иногда справедливо кажутся ужасно нудными
подробнее...

К 100-летию мастера киноканал «Мосфильм.Золотая коллекция» показывает его дебютный фильм «Судьба человека», снятый в 1959 году о  русском солдате, прошедшем немецкий плен, но  и не утратившем
подробнее...