Срочные новости раздела
В театре Женовача сыграли

В театре Женовача сыграли "Старуху" Хармса

Выбор материала для такого литературного гурмана, как худрук СТИ и чеховского МХТ, на первый взгляд может удивить. Михаил Булгаков с его «Театральным романом», «Мастером и Маргаритой» или Николай Эрдман с «Самоубийцей» — его материал понятен. А вот ерника и абсурдиста Хармса в режиссуре Сергея Васильевича, если честно, трудно представить. Трудно... было... пока в СТИ не сыграли «Старуху» — повесть, которую исследователи творчества писателя называют едва ли не лучшим его произведением. Повесть в конце XX — начале XXI века выдержала четыре экранизации — две российские, одну украинскую и даже одну американскую. Да, повесть лучшая, но и странная, не массовая, и, надо признать, далеко не все способны считывать ее философию, воплощенную то наивно-просто, изысканно, а то нарочито грубо. Но всегда парадоксально и не скучно.

В самом деле, написанная в 1939 году Хармсом вещица сюжетом своим очень даже пригодилась бы сегодня создателям какого-нибудь хоррора. Мужчина во дворе своего дома в Ленинграде встречает некую старуху с настенными часами в руках, но почему-то без стрелок. Вспомнив, что он забыл выключить электрическую печку, мужчина возвращается в свою коммуналку, где он строит планы кровожадного убийства детей, которых он терпеть не может за то, что те кричат на улице (убить, разумеется, в шутку). Потом решает написать непременно гениальный рассказ о чудотворце, но к нему непонятно зачем приходит та самая старуха с часами и ни с того ни с сего в его комнате помирает, а мужчина не знает, что делать с ее трупом. Ужас! Он в испуге начнет запихивать труп в чемодан, надеясь избавиться от вещдока, а чемодан с трупом у него украдут.

«Меня охватывает страшное чувство досады. Зачем она умерла в моей комнате? Я терпеть не могу покойников. А теперь возись с этой падалью, иди разговаривать с дворником, управдомом, объясняй им, почему эта старуха оказалась у меня. Я с ненавистью посмотрел на старуху. А может быть, она и не умерла? Я щупаю ее лоб. Лоб холодный. Рука тоже. Ну что мне делать?»

Эпиграфом к «Старухе» Женовача служат «Вываливающиеся старухи» — короткий анекдотический рассказик Хармса же размером в абзац. Тот, где одна за одной старушенции, лиц которых у Женовача и не рассмотреть по причине того, что они спиной к публике, подбегают к растворенной раме, но от чрезмерного любопытства вываливаются из окна и разбиваются. Факт летального исхода скрыт фанерной конструкцией — Хармса он вовсе не волнует: умерла так умерла. «И я пошел на Мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль».

На сцене его герой является в количестве сразу семи молодых и весьма симпатичных мужчин, держащихся тесной группкой, как будто они один человек. Мужчины в светлых брюках, рубашках и такого же приятного для глаза цвета жилетах, что обычно носят творческие работники, держатся дружно, на все реагируют одними словами, но разными голосами и с разными интонациями. И понятно, что в одном человеке живет ни одни, а целых семь человек — открытых и скрытных, нервических, самоуверенных, с комплексами и нахальных. Или совсем уж подсознательных, начитавшихся, допустим, сочинений модного доктора Фрейда...

— Не знаю, почему все думают, что я гений; а по-моему, я не гений. Вчера я говорю им: «Послушайте! Какой же я гений?» А они мне говорят: «Такой!» А я им говорю: «Ну какой же такой?» А они не говорят, какой, и только и говорят, что гений и гений. А по-моему, я все же не гений.

Впрочем, есть среди этих условных клонов восьмой — отщепенец, все больше отмалчивающийся, который не со всеми, но как бы наблюдает со стороны за происходящим. В том числе за самим собой, сидящим, прислонившимся затылком к стене. И в таком противостоянии множества с одной стороны и одиночества с другой заключается решение режиссера, представившего героя и автора в многофигурной партитуре. Где тут автор, где герой?

Кстати, слово «партитура» здесь абсолютно уместно: ритмизованную за счет семи-восьмиголосья прозу Даниила Хармса в какой-то момент начинаешь воспринимать не иначе как поэзию, которая вырастает на нелепице, гэгах, смешных трюках. И при этом — на одиночестве, предчувствии, неизбежности чего-то. Замечательная музыка Григория Гоберника, стилизованная под игру таперов в старых синематографах, сменяется строгим хоралом в финале.

К мужскому хору во второй части менее чем полуторачасового спектакля («Что такое цветы? У женщин между ног пахнет значительно лучше. То и то природа, а потому никто не смеет возмущаться моим словом») присоединится девичий хор, который разложит хармсовский текст тоже на восемь голосов. В нескольких мизансценах группы сойдутся в полном составе, и станет очевидно, как хороши, внешне и в профессиональном смысле, артисты у Женовача. Какая у него коллекция индивидуальностей, а не модных расхожих типажей. Есть в них какая-то природная чистота и искренность, азарт игры со сложным материалом и азарт игры как таковой.  

Сценография Александра Боровского точно трансформер из фанерных панелей, с окнами, рамами, форточками, какими-то ящиками и потайными ящичками, постоянно меняется и в определенной степени создает иллюзию анимации, так подходящей характеру произведений Хармса.

Основное повествование у Сергея Женовача по ходу дополнится другими текстами абсурдиста, сложившись в повествование не просто об умершей Бог знает зачем старухе. В смешное от нелепицы, от убийственного абсурда советской жизни, которые считывал и так необычно переводил в строчки Хармс. В частности, режиссер использовал фрагмент из моего любимого стихотворения «Столкновение дуба с мертвецом»:

...Все это человек выслушал

и все же при своем остался.

Поплакал чуть. Слезинку высушил

и молотком вверху болтался.

В него кинули яму помойную,

а он сказал: «Все будет по-моему».

В него кинули усадьбу и имение,

а он сказал:

«Я остаюсь при своем мнении».

И смех, который сопутствовал действу, обрывается. Как в 1942 году оборвалась жизнь самого Даниила Хармса, арестованного, а потом помещенного в психиатрическую клинику. За что? За то, что, наверное, острее и больнее прочувствовал и прожил 30-е годы прошлого века с их жестким нечеловеческим замесом из людей и судеб. Хотел прожить отдельно, наблюдая и ерничая в стихах и прозе, — не вышло.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Стас Костюшкин вернется в образе Мороженого, Лариса Долина предстанет в образе Оленя, Алексей Глызин облачится в костюм Слона, Лена Катина вновь выйдет на сцену в роли Паука, Антон Лирник станет
подробнее...

Как ранее сообщал «МК», первое неприятное открытие было сделано после того как на сайте американского аукциона «всплыло» некое письмо Петра Великого от 1721 года. Поскольку доселе считалось, что этот
подробнее...

Кажется, только вчера кино-театральный мир оплакивал чудовищно огромный список ушедших актеров, режиссеров, музыкантов, художников, писателей. Надеялись, что с перевернутой последней страницей
подробнее...

Летом этого года Андрей Малахов заявил, что собирается основать в Апатитах Центр современного искусства «Сияние». Предполагается, что для арт-пространства будет возведено отдельное здание. А пока
подробнее...

И, хотя любимая всеми актриса пока ещё остаётся в реанимации, но положительная динамика, наметившаяся у неё буквально в первые дни нового года, внушает медикам оптимизм. Во всяком случае Алиса
подробнее...

Джефф Кунс: «Кролик» – 91 миллион долларовДжефф Кунс как никто другой проникся идеями короля поп-арта Энди Уорхола, который говорил: «хороший бизнес — лучшее искусство». Энди создал «Фабрику»,
подробнее...

— Эдмунд, люди моего поколения слушали вашу музыку еще когда были школьниками, слушают и сейчас, когда им уже за сорок. Как вы считаете, в чем причина того, что к вашему творчеству люди "прикипают"
подробнее...

Роскошные тяжёлые тома «Библиохроники» были с благодарностью приняты библиотеками лучших отечественных и западных университетов, в том числе Библиотекой президента России. Письменные эти благодарности
подробнее...

«Очень тяжело сейчас говорить. Это огромное горе для всех нас, для театра. Владимир Борисович был настоящим великим артистом и огромным человеком. Чувство, которое у нас сейчас в театре — это чувство
подробнее...

19 сентября 2020 года во дворце Шайо в Париже состоялся показ документального фильма «Дом Кардена». Его сняли режиссеры П.Дэвид Эберсоул и Тодд Хьюз. На показе присутствовал сам Пьер Карден. Как
подробнее...

Когда группа Nirvana в свое время сделала свою версию композиции «The Man Who Sold The World» Дэвида Боуи, сам «звездный мальчик» признал, что она получилась лучше оригинала, да и вообще – теперь есть
подробнее...

Начать хотя бы с того, что первым большим заказом Врубель стала реставрация Кирилловской церкви в Киеве, на территории которой располагается (тогда и по сей день) психиатрическая клиника. Спустя 21
подробнее...

Свой выбор Клим объясняет так: «Фигура Есенина привлекала меня всегда, еще в студенческие годы я думал о том, какой бы фильм я хотел снять о нем. Мне очень близка его поэзия, таинственная смерть,
подробнее...

«Если бы я делал фильм о себе, там появился бы один русский фильм, который очень нравился маленькому Квентину. Это «Человек-амфибия»! Его в Америке не показывали в кино — дублировали на английский и
подробнее...

И главное из них – пересмотр отношения к наивному искусству. В 1990-м году на базе Центра современного искусства на Якиманке возникла галерея наивного искусства «Дар», которую возглавил Сергей
подробнее...

«В этом году у Smash!! юбилей, - говорят артисты, - надо что-нибудь придумать. Точно - мы запишем для вас песню!» Точно неизвестно, сдержат ли они обещание, но в комментариях уже самопроизвольно
подробнее...

Виртуальный музей расположен на интерактивных экранах в нижнем и верхнем фойе. Зрители смогут познакомиться с ним до спектакля и после его окончания, но этого, конечно, мало.Поскольку в театр
подробнее...

Дорогая Галина Борисовна, ГБ...Хотела было поставить в конце восклик, но подумала, что этим восторженным знаком только придам  ложность своему посланию. А ложь - это то, что вы больше всего
подробнее...