Срочные новости раздела
Режиссер Кравчук рассказал о съемках «Союза спасения»

Режиссер Кравчук рассказал о съемках «Союза спасения»

Андрей Кравчук окончил мехмат Ленинградского университета  и только потом поступил в Санкт-Петербургский университет кино и телевидения в мастерскую классика советского кино Семена Арановича. Поработал в документальном кино, на сериалах «Агент национальной безопасности», «Улицы разбитых фонарей», «Господа офицеры», снял «Итальянца», отмеченного в секции Generation Берлинского кинофестиваля и выдвинутого от России на премию «Оскар».  А потом пошла «тяжелая артиллерия»:  «Адмиралъ», «Викинг», «Союз спасения». Мы встретились в Санкт-Петербурге, родном городе Андрея, куда он был приглашен на фестиваль «Виват кино России!» как председатель жюри.   

- Сколько лет назад вы уехали из Петербурга в Москву?

- Почти 15 лет. Но это все равно мой город. Петербург – как национальность. Здесь прошла большая часть моей жизни. Это у наших детей половина жизни связана с  Москвой. Она для них уже более значимая по энергии и перспективам,  а Петербург им кажется чуть тише, чуть провинциальнее, хотя они его любят и понимают, что это единственный с архитектурной точки зрения город в стране, строившийся ансамблями. Наверное, столица отличается от провинции перспективой, тем, как далеко ты можешь загадывать. В большом городе  кажется, что ты можешь все – взлететь, прыгнуть, добиться большего.

- Мне нравятся рассуждения про маленький и провинциальный городок Петербург, о котором постоянно слышишь от наших питерских друзей -кинематографистов.

- Это, конечно, не провинция, но я прекрасно понимаю, что здесь реализовать себя в профессии, кинорежиссуре тяжело. Все продюсеры, которые что-то делают, находятся в Москве. Группу я могу набрать и в Петербурге,  снимать тоже. Разница небольшая. Но в такую погоду здесь жить тяжело. 

- Но вы же петербуржец! Так и не  привыкли к ненастью?

- У меня дети здесь все время болели, причем, самыми экзотическими для ребенка болезнями. Мы жили в самом центре на Большой Конюшенной. А когда переехали в Москву, точнее в Подмосковье, болезней стало меньше.  Когда я снимал «Адмирала», моя семья жила в Питере, и я в выходные мотался туда-сюда. Это было тяжело. В Москве жил в разных квартирах, пока продюсер Анатолий Максимов не сказал, что давайте все-таки с семьей переезжайте. Нам предложили замечательное место  под Москвой, и мы подумали, что это будет наилучшим вариантом для адаптации детей. 

- Но самому разве не тяжело каждый день ездить в Москву и обратно?

- Привыкаешь. Когда я работаю на картине, то за мной приезжает водитель. По дороге я занимаюсь своими делами.  На  пути туда могу поработать, успеть почитать  то, что не успел, позвонить тому, кому не успел. Возвращаясь домой, имею  возможность что-то посмотреть. 

 

- Когда выходил «Союз спасения», и на ток-шоу выступали вы и ваши актеры, с одной стороны, и  продюсеры, с другой, казалось, что говорите вы  о разных фильмах.  

- Там была сложная ситуация. У нас возникли разногласия по поводу темы и взгляда на декабристов. Консенсуса не было. После «Союза спасения» мы расстались с Анатолием Вадимовичем  Максимовым. 

- Вы независимый человек? Со стороны может показаться: ах, он расстался с продюсерами главного канала, это конец!

- Это нормальный этап для человеческих отношений. 15 лет мы вместе работали и дружили. Это много.  

- Вы ведь сполна нахлебались критики и враждебного отношения после выхода «Союза спасения», который сочли пропагандистским и даже подлым. Вас упрекали  и неверной трактовке исторических событий.

- Где это было? В интернете? Честно скажу, стараюсь не читать. Когда  тратишь много энергии и сил на то, чтобы сделать фильм,  потом тяжело читать суждения  людей, которые также субъективны, как и мы, в своих взглядах на те или иные события. Я после «Викинга» такого наслушался, что решил себя в этом ограничивать, ничего ни смотреть, ни читать. Зачем? Это ни на что уже не повлияет. В «Союзе спасения» вранья и очернения не было, во всяком случае, с моей стороны.  Мне кажется, наоборот, нам удалось показать доблесть молодых людей, которые вышли на площадь и  гибли под картечью. Когда я смотрю фильм, мне их жалко. Они вызывают глубокое сочувствие. 

- Как вы готовились к съемкам?

- Я очень много всего перечитал. У нас был хороший консультант по декабристам Оксана Киянская - автор  несколько книг и монографий  о Пестеле и Рылееве. Она написала о декабристах, как об очень неоднозначных людях. Известно же, что Пестель  иногда воровал казенные деньги на нужды революции. Он предлагал ввести диктатуру на несколько лет, а потом уже принимать демократические законы. Пестель был наиболее непримиримый из декабристов, находился в конфликте с князем Трубецким, для которого такой радикальный подход был неприемлем. Пестель жаловался в письмах, что как полковник по табелю о рангах должен содержать четверку лошадей для выезда цугом. Парадный выезд,  по которому уже издали все понимали, что едет командир полка, обходился дорого. Нужен был извозчик,  конюх,  надо было покупать сено и где-то его хранить. Зарплаты полковник едва хватало на всю эту канитель. А у Трубецкого было, чуть ли не 200 тысяч душ крепостных, и для него радикальные взгляды Пестеля были неприемлемы. 

Еще Александр I перед войной 1812 года готовился  к отмене крепостного права,  предусматривал выкуп у помещиков людей, потому что просто так не отнимешь. А кто эти помещики? Ближний круг, гвардия. Все государственные перевороты в России еще до декабристов совершала гвардия. Трубецкой говорил, что достаточно двух полков, чтобы захватить власть в Петербурге и России, и был недалек от истины. Если бы декабристы действовали более согласованно, они могли бы  успешно завершить день восстания. Все для этого было. Они вывели людей на Сенатскую площадь, а дальше не знали, что делать. Трубецкой здесь самый странный. Сколько им не занимались историки, так и осталось непонятно, почему он не вышел, хотя его видели и на Дворцовой площади, и в районе Главного  штаба.  Издававший журнал Рылеев, пока люди  стояли на Сенатской площади, успел встретиться  с кем-то из своих авторов. Все происходило любопытно, странно и неоднозначно. Меня удивило в оценке фильма то, что  многие либерально настроенные люди подвержены еще более жесткой цензуре, чем это было при советской власти, когда читали между строк, угадывали какие-то смыслы.

- Которые вы не вкладывали?

- Да. И  начинали  эти смыслы интерпретировать.   

- Погружаясь в ту или иную эпоху, можете поступиться исторической правдой, что-то нафантазировать?

- Изучая исторические факты, видишь, насколько по-разному воспринимают одно и то же событие его участники. Возьмем приход Милорадовича на Дворцовую площадь. Его видели  и Николай I, к которому он подходил, и огромное количество людей, стоявших вокруг. Кто-то из них написал, что генерал-губернатор появился на шестерке цугом, а это  12 лошадей, везущих карету. Кто-то говорил, что он прискакал верхом. А кто-то запомнил, как он шел, продираясь  сквозь толпу. У нас  Милорадович  подошел к Николаю, прочитал манифест, а тот его развернул, сказав, что этими словами людей на Сенатской площади не разогнать. Кто-то считал,  что он стоял в стороне. Поскольку одно и то же событие описано по-разному, возникает вопрос: кому верить? Скажем, есть описание,  что Николай  ходил между Дворцовой площадью и Сенатской. А  как он шел? Что происходило между этими точками? Возникает зона неизвестности, которую ты неминуемо наполняешь своим воображением.  

Снимая фильм о Колчаке, я тоже столкнулся с тем, насколько по-разному вспоминали о нем очевидцы. Кто-то его ненавидел и очернял, кто-то восхищался, называл  героем и в подтверждение своих слов  интерпретировал и менял события. Большинство воспоминаний написано, спустя какое-то время,  через дистанцию. Мы можем собрать десять человек и расспросить их, как прошла церемония открытия или закрытия фестиваля. Все они расскажут что-то свое.   

- Как выстраиваете работу на площадке, имея в голове такой богатый материал?

- Сам день восстания у меня был расписан по часам, но опять же, опираясь на одного из авторов. Работая над историческими фильмами, удается иногда найти какие-то документы. Но почти всегда это адаптация современных авторов, которые тоже проделали большой путь, восстанавливая события. У нас был почасовой расклад: кто, откуда и куда пришел. Была нарисована карта города, с указанием маршрута, пометками, где стояли пушки и так далее. Скажем, Николай уже хотел вывозить семью из Петербурга. Экипаж ждал. Непонятно было, каким образом все  повернется.  Он отдал приказ стрелять, когда смеркалось, - боялся, что в темноте те, кто поддержал его, присоединяться к восставшим. И тогда город будет не удержать. 

- Раз вы расстались с Анатолием Максимовым, то  уже не будете снимать «Рюрика»?

- А «Рюрик» никак с ним не связан. Это проект для стриминговой платформы, который мы начали с Валерием Федоровичем и Евгением Никишовым. Я их давно знаю. Они – классные, интересно и неожиданно мыслят. Мы  встретились, когда я  монтировал «Союз спасения». Они предложили сделать не только фильм, но и многосерийный проект, дали прочитать сценарий «Рюрика». Мне он показался интересным, но захотелось его переделать, избавиться от каких-то телевизионных вещей. Я позвал Андрея Рубанова, потом подключился Саша Сысоев. Мы многое переписали. А пока этим занимались, уже начали шить костюмы, разрабатывать декорации, нашли места для съемок. Но с «Рюриком» пришлось повременить, поскольку не  хватало средств  для запуска картины. Параллельно  Алексей Учитель предложил  сценарий «Пальмира» Арифа Алиева, который мне понравился.  Давно я такого не читал. А у меня была одна идея, которую тоже хотелось осуществить, - фильм, связанный с войной и спецвойсками. Я прочитал книгу служившего в «Вымпеле» человека, и мне показалось, что можно сделать интересное кино.   

- Так «Пальмиру» вы уже сняли?

- Да. Я только вернулся со съемок.  Это картина про судьбу немолодого сапера во  время сирийской операции, для которого война стала жизнью. У него сложные отношения с людьми, но на  войне он влюбляется в местную жительницу. В общем, хорошая человеческая история. Главную роль сыграл Александр Робак, и, по-моему, очень  хорошо. 

- Что теперь думаете о тех временах, когда снимали кино, имевшее пару копий? Вспоминаю, как ваш «Итальянец» отправлялся на какой-нибудь фестиваль, а на другом - уже нечего было показывать.

- Наверное, копий было чуть больше. Точно сказать не могу. Я тогда уже занимался «Адмиралом». Помню, как приехала съемочная группа и техника  в Выборг. Ко мне  подошел исполнительный продюсер и сказал: «Круто же!» А я этого не чувствовал. Все то же самое, что  на «Итальянце». Там мы разводили очень сложные сцены, которые снимались в поезде, на перроне. Чем больше бюджет, тем меньше денег, как ни странно. Группа увеличивается, техника тоже. Все это пожирает такое количество денег, что их  катастрофически не хватает. А на «Итальянце» бюджет был очень скромный, и мы тщательно готовились, знали с оператором и художником, как движется солнце за окнами поезда, где и в какой момент хотим увидеть героя,  что происходит за окном, мост там или пейзаж. Мы нарисовали карту, позволявшую  точно знать, что и когда должно происходить. У нас была возможность всего трех дублей, из-за того, что поезд подпирали электрички и товарные составы. Мы тщательно продумывали движения героя. Я добивался шести дублей, а оказалось, что наш мальчик первые два дубля делает хорошо, а потом начинает играть, поэтому мы ограничивались одним-двумя.

- Если судить по наградам и фестивалям, то «Итальянец» - самый  успешный ваш фильм.     

- По фестивалям, конечно. Он объехал много городов и стран, выдвигался  от России на «Оскар».  

- Интересно, почему после такой скромной картины вас пригласили на «Адмирала»?

- Продюсеры видели мой сериал «Господа офицеры». Они искали режиссера, способного сделать экшен, умеющего работать  с артистами -  был у них и такой  критерий. Когда я приехал с ними знакомиться, то показал отрывок из «Итальянца», который  их не особо заинтересовал. 

- Вам не тошно смотреть а ля патриотическое кино, которое выдают на гора предприимчивые продюсеры?

- Почему-то из военных картин, которые я посмотрел за последнее время,  уходит то, что было раньше в фильмах «Торпедоносцы», «Они сражались за родину», «Несколько дней без войны», «Проверка на дорогах». Там была какая-то удивительная жизнь и ощущение правды, хотя она тоже могла быть особенной.  Но Аранович знал, про что снимал. Он был военным летчиком, служил на Соловках, поэтому все  хорошо понимал и чувствовал. Я не так давно пересматривал фильм «Они сражались за родину» Сергея Бондарчука.  Он не устарел. А сейчас ненужный пафос возникает.

- Молодые тоже снимают фанерное кино, подобное тому, что производят на главных каналах.

- Но молодежь и мои дети телевизор уже не смотрят.  Он стал не нужен. Новости проще узнавать в интернете в тех изданиях, которым доверяешь. Хотя независимой прессы, как мне кажется, сейчас не существует. Почти все кого-то обслуживают. Из-за этого существует не просто освещение события, а его интерпретации, необходимые  для заказчиков. К сожалению, это чувствуется и в кинокритике, где много ангажированных людей, обслуживающих  либеральные или консервативные издания, пишущих за определенное вознаграждение то, что нужно. Люди все меньше не смотрят кино по телевизору. Появились платформы, которые пытаются соревноваться. У них есть честная конкуренция, и это дает надежду, что киноотрасль не загнется. Кинотеатры из-за пандемии едва выживают. Соответственно дорогие фильмы вряд ли будут окупаться. Хотя так хочется смотреть кино на большом экране, чувствовать его энергию.  

- Ваши сыновья пошли по вашим стопам?

- Они учатся во ВГИКе на режиссуре. Один – у Владимира и Александра Коттов, второй - у Владимира Хотиненко

- Ваша жена и в Москве продолжает заниматься фарфором? Она же  работала на  императорском заводе?

-  Она иногда дает мастер-классы, проводит видео-уроки. В последнее время  увлеклась китайской живописью.  Фарфор иногда тоже возникает, но из-за пандемии он не является  предмет первой необходимости.  

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Не зря один из девизов самого толерантного из толерантных песенного конкурса призывал «праздновать разнообразие» (Celebrate Diversity) – кстати, в Киеве в 2017 г., куда Россия сделала все, чтобы не
подробнее...

В сети уже появилось видео, где группа, в которой ещё недавно пел брат Дани - Илья Милохин, опять нашла нового участника.Напомним, что около месяца назад Илья сорвал концерт ребят и просто ушёл за
подробнее...

«Мне кажется, я не моргал весь концерт, потом еще час вспоминал, как разговаривать. Я не могу оценить это впечатление, оно было вне всех доступных мне оценочных систем. Настолько тут много всего
подробнее...

Петр Домалевски не раз представлял свои картины в России. Теперь его героиней стала семнадцатилетняя Оли из небольшого польского городка. В главной роли дебютировала  очень способная двадцатилетняя
подробнее...

Фанатов «Игры престолов» эта новость очень вдохновила. Харизма шотландского актера как будто специально придумана для фильмов подобного толка. В «Хоббите» Грэм был просто неотразим в роли гнома
подробнее...

Собственно, с ММКФ все когда-то и началось. В 2014 году Милош Бикович приехал в Москву представлять сербскую картину «До встречи в Монтевидео!», после чего Никита Михалков и пригласил его в свой фильм
подробнее...

Екатерина Николаевна — дочь знаменитых переводчиков Николая Вильмонта и Наталии Ман. Она и сама долгие годы продолжала дело своих родителей, а потом неожиданно начала писать. Первый свой роман назвала
подробнее...

«Я интересуюсь перспективой внутренней. Проекцией в нас высшего», – писал Павел Челищев. К тому моменту, когда он начал создавать «сферические» полотна, художник уже был известным мастером. Успел
подробнее...

Прямая трансляция начнется здесь ближе к 10 вечера - мы будем знакомить вас с последними новостями "Евровидения", покажем видео всех выступлений и будем публиковать результаты голосования в
подробнее...

По словам режиссера, импульсом к созданию фильма послужила фраза из романа «Осквернитель праха» Фолкнера о том, что немногие могут выдержать рабство, но никто не способен выдержать свободы.  Картина
подробнее...

Накануне заседания возглавляющий ее директор театра «Ленком» Марк Варшавер встретился с первым заместителем Руководителя Администрации президента РФ Сергеем Кириенко и задал ему вопрос: «Почему у нас
подробнее...

Неслучайные совпадения   Амстердам. Тихая улочка Йоденбреестраат сегодня уставлена велосипедами, на которых так любят передвигаться по городу современные голландцы. Среди других симпатичных домиков
подробнее...

20 мая Григорию Чхартишвили, более известному широкой публики по творческому псевдониму Борис Акунин, исполняется 65 лет. Накануне даты писатель признался, что ничего особенно устраивать не
подробнее...

Интересно было наблюдать за взаимоотношениями в Семье. Тамадой был Максим Галкин, само собой, ему по штату положено. Тут надо сказать, что присутствие Галкина в жизни Примадонны как-то Семью
подробнее...

Леонардо и его сны по графикуЛеонардо да Винчи отличался феноменальной работоспособностью и добился ее во многом благодаря четкому расписанию сна. Гениальный художник и изобретатель спал по 10–20
подробнее...

По словам 63-летней актрисы, она оказалась в «подвешенном состоянии», когда «внезапно стала знаменитой, но у нее не было денег». Стоун отметила, что не могла позволить себе купить платье для церемонии
подробнее...

На пути от юбилейного телешоу в день рождения, 7 февраля, к большому концерту в Кремле, намеченному на октябрь, если опять не взбунтуется коварный вирус, Анита Цой не смогла позволить себе оставить
подробнее...

Судьба Булгакова-драматурга не была счастливой. За 10 лет писатель насчитал 300 отрицательных рецензий на свои пьесы и только 3 положительные. Новые пьесы остаются в столе, поставленные —
подробнее...