Срочные новости раздела

"Когда кончится коронавирус": писатели-провидцы поделились тревожными прогнозами

Дмитрий Глуховский: «Праздновать будем как после Черной смерти»

Первая волна пандемии, нахлынувшая на Россию с внушительной силой в марте, многими писателями воспринималась как репетиция Апокалипсиса, к которому мир оказался совсем не готов.

- Нам дается возможность отрепетировать Апокалипсис в учебке. И человечество выйдет из этого кризиса укрепленным, – говорит корреспонденту «МК» Дмитрий Глуховский, автор бестселлера «Метро 2033» и одного из самых обсуждаемых романов последних лет «Текст». 

Недолгий период снятия ограничений, да и то частичного, пробудил в людях надежду: открылись театры, музеи, робко возобновилась культурная жизнь – но вскоре музеи до 15 января опять закрылись, а театрам отвели лишь двадцать пять процентов зрителей.

- Как только это цунами схлынет, мы захотим обратно в свою нормальную жизнь. В жизнь, где можно было выходить из дома, встречаться, касаться друг друга – в открытый мир. Нам захочется жить с утроенной силой, – утверждает Глуховский. – Может быть, и хорошо, что нашему поколению, избалованному и малохольному, достался именно такой мор – немногим страшнее гриппа, словно учебно-репетиционный: с настоящей чумой мы бы точно не совладали. Но праздновать, когда пандемия схлынет, мы будем так, словно пережили Черную смерть. В этом я уверен.

Ох, как хочется, чтобы день окончательной победы над пандемией наступил как можно скорее. Пока же мир продолжает размышлять над тем, какие долгосрочные последствия будет иметь COVID-19, уже унесший жизни более полутора миллионов человек.

Евгений Водолазкин: вырастут границы

Результатом неконтролируемого распространения вируса стало повсеместное закрытие границ. Тут же заговорили о новом железном занавесе, который, казалось, навсегда остался в прошлом после падения Берлинской стены. Да, из России до сих пор нельзя поехать на отдых, например, в США или во Францию. Глобализация, которую так ругали, слегка отступила, но от этого совсем не радостно. 

Зато есть время подумать над личными границами, как-то их по-новому расставить. В этом уверен Евгений Водолазкин – создатель таких знаковых романов, как «Лавр», «Авиатор», «Брисбен».

- Когда пандемия возникла, мир инстинктивно схватился за этот повод, чтобы на какой-то миг закрыть дверь. Дверь государства, дверь на личном уровне, потому что и на личном уровне у нас все двери распахнуты, – рассуждает Евгений Германович. – Люди становятся совершенно прозрачными благодаря Сети.

Причём не по воле каких-то злых сил, а по собственному желанию. Человек не успеет раскрыть глаза и почистить зубы, как он уже пишет, что у него происходит дома. Это тоже форма прозрачности и отсутствия границ. И в этой сфере тоже будут изменения.

Уверен, что в обозримом будущем беззаветных экстравертов в Сети будет гораздо меньше. Человек должен иметь границы. Соблюдать дистанцию по отношению к себе подобным. Он должен иметь какие-то тайны, а в сегодняшнем мире уже нет тайн. Мне кажется, что нынешняя ситуация – это в том или ином виде реакция на отсутствие границ, как государственных, так и личных.

Ольга Славникова: "Расхламление отрезвляет"

Писательница Ольга Славникова, обладательница «Русского Букера» за роман «2017» и премии «Ясная Поляна» за книгу «Прыжок в длину», считает, что людям предстоит переосмыслить как минимум три аспекта своей жизни.

- Во-первых, потребление. У меня руки не дошли до шкафов, но две мои приятельницы взялись разбирать свои и ужаснулись тому, что там обнаружили. Гирлянды несрезанных этикеток. Слои забытого. Слежавшиеся грезы. И моль! И все – за собственные деньги! – делится впечатлениями писательница. – Расхламление горько отрезвляет. Нам действительно не нужно столько вещей. 

А главное – мы не должны быть такими управляемыми. Думаю, после пандемии развеются последние туманы постсоветской наивности. Мы, инфантильные, хотели яркого, хотели блеска. Теперь станем скуповатыми и скучноватыми европейцами.

Во-вторых, путешествия. Да, мы сейчас тоскуем по временам, когда можно было запросто полететь во Францию, в Италию, да хоть в Австралию. Так называемая экономика впечатлений. Но так ли это? По моим наблюдениям, стоило путешественнику оказаться в историческом или просто красивом месте, как он немедленно принимался снимать, снимать, снимать. Отгораживался айфоном, отталкивал впечатление, уходил от непосредственного контакта с красотой. Так, может быть, теперь, лишенные возможности перемещаться, мы начнем ценить и впитывать непосредственное, то, что рядом с нами?

В-третьих, дистанционное школьное образование заставит пересмотреть роль взрослых в семье. Каждому придется стать немного педагогом. Да, это - ужас, плюс ко всем нагрузкам. Но это единственный путь к тому, чтобы наши дети и внуки выросли образованными людьми. Не просто сделать с ребенком школьные задания, а дать домашний факультатив. Читать с ним хорошие книги. Это убережет наших детей от оболванивания, а нас самих от Альцгеймера.

Гузель Яхина: колоссальное влияние на подростков

Колоссальное влияние пандемии на современных подростков отмечает Гузель Яхина, чьи романы «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои» повествуют о трагических событиях отечественной истории.

- Уже можно говорить о том, что пандемия стала определяющим жизненным опытом для тех, кому сегодня 14-16 лет. Это возраст для философствования и выработки жизненных установок, принципов и идеалов: уже довольно взрослое и пытливое сознание подростка, все еще гибкое, плюс недостаточный еще жизненный опыт, плюс отсутствие необходимости обеспечивать себя и выживать.

Для моего поколения таким определяющим опытом был развал Советского Союза. Наше соответствующее возрасту и вполне обычное подростковое бунтарство удивительным образом сплелось с бунтарством в масштабах страны, с разрушением этой страны; а период романтических надежд о новой свободной России (1990-е годы) совпал с периодом наших юношеских надежд.

Для поколения нынешних подростков таким определяющим опытом станет пандемия. С одной стороны, ощущение беспомощности отдельного человека, хрупкости человеческой жизни; вновь образовавшихся границ и барьеров между странами, несвободы перемещения. С другой стороны, осознание огромной роли медицины и науки, обновленный интерес к человеческому организму; опыт совместного чувствования и совместной борьбы с болезнью в масштабах всего человечества.

Это очень серьезная перетряска ценностей для людей всех возрастов, а для подростков – формирующая ситуация.

«Онлайн-общение – это суррогат»

Одним из итогов пандемии стало бурное развитие и освоение виртуального пространства. Выставки, концерты, спектакли перекочевали в Сеть. Оттого всё чаще стали раздаваться тревожные голоса, что Интернет может полностью заменить личное общение. Автор культового романа «Одиночество в Сети», польский писатель Януш Леон Вишневский уверен, что этого не произойдёт, – зато, по его словам, в мир придёт больше маленьких людей. И уже случилось больше разводов, чем было перед пандемией.

- Я думаю, что эта пандемия показала, как важно личное общение, и Интернет не заменит его. Он может помочь нам найти любовь и дружбу, но эта дружба должна происходить в реальной жизни – утверждает Вишневский. – С  другой стороны, мы поняли, что многие вещи можем делать онлайн. 

В моей компании во Франкфурте самоизоляция уже закончилась, но люди приходят в офис только раз в неделю, потому что работают дома, и это дешевле для компании. Зачем нам нужен целый этаж кабинетов, если мы можем арендовать один маленький офис, в котором будем организовывать встречу один раз в неделю, а люди будут работать дома онлайн. Я верю, что осознание ценности личного общения станет позитивным уроком этой пандемии.

Отчасти согласен с Вишневским и Дмитрий Глуховский, который считает, что «пандемия ускорит внедрение цифровых платформ во всех слоях населения, цифровые коммуникации войдут в жизнь каждого человека окончательно – но безальтернативными не станут, потому что всех эмоциональных потребностей они не закрывают».

- Онлайн-общение – это, конечно, суррогат, – признаётся Ольга Славникова. – Замечаю, что с парой знакомых иссякли темы. С другими же, более близкими, по-прежнему есть, что обсудить. Видимо, для каждых конкретных отношений есть «точка невозврата», когда между людьми повисает пустота.

«Это только начало глобальных изменений»

Знаменитый французский писатель и философ, автор «Муравьёв», «Империи ангелов», «Энциклопедии Относительного и Абсолютного знания» Бернар Вербер в июньском интервью «МК» утверждает, что нынешняя пандемия – только начало глобальных изменений, с которыми столкнётся наша эпоха.

- У нас будет еще много таких кризисов, будь то в форме вирусов, социальных движений или катаклизмов, – считает Вербер. – В последней книге трилогии «Третье человечество» я писал о новом человечестве, которое будет постепенно эволюционировать. По моему мнению, после каждого кризиса всё становится лучше.

Надежды на лучшее в конце 2020 года выражают и российские авторы, которые живут в разных странах мира. Писатель, поэт, доцент Института славистики университета в Майнце (Германия) Алексей Макушинский ждёт от 2021 года, по крайней мере от второй его половины, возвращения к «нормальной жизни».

- Надеюсь, что вакцинация пройдет успешно, и весь этот бред закончится. Еще надеюсь, что человечество не потеряет приобретенное за этот страшный 2020 год. Приобретенное «не от хорошей жизни», по необходимости и в борьбе с бедою, но всё же приобретенное. Например, Zoom. 

Совсем, по-моему, необязательно всем всюду летать и ездить лично, многие вещи вполне могут проходить онлайн. И людям легче, и природе. А путешествовать следует для удовольствия.

Что до меня самого, то я надеюсь в 2021-м году опубликовать новую книгу, которую писал практически весь 2020 год (видно, карантин так на меня подействовал). Книга уже готова, занимаюсь ее последней правкой. Ну, и конечно, мечтаю о выходе из изоляции, о возможности, наконец, свободно передвигаться по миру и встречаться с людьми. Это не противоречит тому, что я сказал выше. Виртуальные встречи доставляют много радости, но не заменяют реальных. И никакой, даже самый лучший, фильм о Париже не заменит настоящей прогулки по кварталу Маре в сторону площади Вогезов.

О новых путешествиях грезит и обладатель премии «Большая книга» 2020 года, писатель и врач Александр Иличевский, который вот уже семь лет живёт в Израиле, где работает в отделении радиотерапии госпиталя Хаддаса в Иерусалиме.

- Я считаю, что самое главное сейчас ожидание – это начало и успешное завершение вакцинации, без которой человечеству не обойтись. Очень интересно и важно понимать, какая из вакцин окажется наиболее эффективной. Тем более хватит ее только на полгода, но этого уже будет достаточно, чтобы остановить рост числа заболеваний – объясняет «МК» Иличевский. – Еще я жду от наступающего года возобновления путешествий. Пусть и не таких свободных, как прежде – но, тем не менее, я соскучился по аэропортам, по новым городам. Все еще будет зависеть от того, насколько удачно окажутся привиты те или иные страны. Пожелаем нам всем успеха с прививками.

А вот Людмила Улицкая весьма пессимистично смотрит на 2021 год. Хотя, может, в этом пессимизме есть и горький реализм.

- Будет тяжелый год, с пандемией по миру, и особенно тяжело будет тем странам, где плохо финансируется медицина. Это и будет главный знак года – борьба с коронавирусом.

Пандемия расширяется, это и будет главным испытанием и для отдельно взятых людей, и для государств. Чувство страха и подавленности и борьба с этими тяжелыми эмоциями и потерями ожидает всех нас в этом году.

И всё же хочется вместе с Гузель Яхиной верить, что «2021 год вернет нам возможность свободно принимать решения — о том, куда ехать, где учиться, как проводить свободное время, с кем общаться. Пусть та самая “новая норма”, о которой говорят и которую ждут вот уже многие месяцы, хотя бы приобретет понятные очертания, чтобы мы снова обрели хотя бы иллюзию свободы воли».

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Стас Костюшкин вернется в образе Мороженого, Лариса Долина предстанет в образе Оленя, Алексей Глызин облачится в костюм Слона, Лена Катина вновь выйдет на сцену в роли Паука, Антон Лирник станет
подробнее...

Как ранее сообщал «МК», первое неприятное открытие было сделано после того как на сайте американского аукциона «всплыло» некое письмо Петра Великого от 1721 года. Поскольку доселе считалось, что этот
подробнее...

Кажется, только вчера кино-театральный мир оплакивал чудовищно огромный список ушедших актеров, режиссеров, музыкантов, художников, писателей. Надеялись, что с перевернутой последней страницей
подробнее...

Летом этого года Андрей Малахов заявил, что собирается основать в Апатитах Центр современного искусства «Сияние». Предполагается, что для арт-пространства будет возведено отдельное здание. А пока
подробнее...

И, хотя любимая всеми актриса пока ещё остаётся в реанимации, но положительная динамика, наметившаяся у неё буквально в первые дни нового года, внушает медикам оптимизм. Во всяком случае Алиса
подробнее...

Джефф Кунс: «Кролик» – 91 миллион долларовДжефф Кунс как никто другой проникся идеями короля поп-арта Энди Уорхола, который говорил: «хороший бизнес — лучшее искусство». Энди создал «Фабрику»,
подробнее...

— Эдмунд, люди моего поколения слушали вашу музыку еще когда были школьниками, слушают и сейчас, когда им уже за сорок. Как вы считаете, в чем причина того, что к вашему творчеству люди "прикипают"
подробнее...

Роскошные тяжёлые тома «Библиохроники» были с благодарностью приняты библиотеками лучших отечественных и западных университетов, в том числе Библиотекой президента России. Письменные эти благодарности
подробнее...

«Очень тяжело сейчас говорить. Это огромное горе для всех нас, для театра. Владимир Борисович был настоящим великим артистом и огромным человеком. Чувство, которое у нас сейчас в театре — это чувство
подробнее...

19 сентября 2020 года во дворце Шайо в Париже состоялся показ документального фильма «Дом Кардена». Его сняли режиссеры П.Дэвид Эберсоул и Тодд Хьюз. На показе присутствовал сам Пьер Карден. Как
подробнее...

Когда группа Nirvana в свое время сделала свою версию композиции «The Man Who Sold The World» Дэвида Боуи, сам «звездный мальчик» признал, что она получилась лучше оригинала, да и вообще – теперь есть
подробнее...

Начать хотя бы с того, что первым большим заказом Врубель стала реставрация Кирилловской церкви в Киеве, на территории которой располагается (тогда и по сей день) психиатрическая клиника. Спустя 21
подробнее...

Свой выбор Клим объясняет так: «Фигура Есенина привлекала меня всегда, еще в студенческие годы я думал о том, какой бы фильм я хотел снять о нем. Мне очень близка его поэзия, таинственная смерть,
подробнее...

«Если бы я делал фильм о себе, там появился бы один русский фильм, который очень нравился маленькому Квентину. Это «Человек-амфибия»! Его в Америке не показывали в кино — дублировали на английский и
подробнее...

И главное из них – пересмотр отношения к наивному искусству. В 1990-м году на базе Центра современного искусства на Якиманке возникла галерея наивного искусства «Дар», которую возглавил Сергей
подробнее...

«В этом году у Smash!! юбилей, - говорят артисты, - надо что-нибудь придумать. Точно - мы запишем для вас песню!» Точно неизвестно, сдержат ли они обещание, но в комментариях уже самопроизвольно
подробнее...

Виртуальный музей расположен на интерактивных экранах в нижнем и верхнем фойе. Зрители смогут познакомиться с ним до спектакля и после его окончания, но этого, конечно, мало.Поскольку в театр
подробнее...

Дорогая Галина Борисовна, ГБ...Хотела было поставить в конце восклик, но подумала, что этим восторженным знаком только придам  ложность своему посланию. А ложь - это то, что вы больше всего
подробнее...