Срочные новости раздела
Художник Цветков сшил огромную ушанку Российской империи

Художник Цветков сшил огромную ушанку Российской империи

«Моду сделали мужики»

– Ты родился в Коломне. Теперь, став известным художником, делал там какие-то проекты? Хочется возвращаться на малую родину?

– Маленькие русские города со святыми церквами любят интеллигенты из столиц. Человек, который оттуда сбежал, никогда в жизни туда не вернется. Хуже и гаже, чем город Коломна, не существует ничего, хотя там необычайно красиво. Там монастыри, колокольный звон… Родиться можно, но жить, ребята, там нельзя.

– Почему?

– Там полное бесправие. Человек, который выходит на Пушкинскую площадь, получает палкой по лбу и считает, что это бесправие, ничего не знает о жизни. Бесправие – там, в провинции, где главный человек – милиционер и продавец водки.

– Когда ты уехал?

– Закончив восемь классов, я уехал и поступил в художественное училище в Москве. Нельзя было сказать, что я хочу быть художником. Это был ад. Все в классе хотели стать шоферами или военными, и стали. Ничего в этом страшного нет. Но я хотел чего-то другого…

– Как мальчик из Коломны увлекся шитьем, когда все одноклассники мечтали стать военными?

– Я всегда удивляюсь, когда говорят, что шитье – это женская работа. Моду сделали мужики. Первым меха надел Геракл, когда убил льва. Первыми, кто делал макияж, красил волосы и ногти, а также делал украшения, амулеты, были воины. Женщины не красились. Хатшепсут (царица, ставшая фараоном – М.М.) посылала из Египта за хной корабли в мифическую страну Пунт, но они ничего не привезли, кроме золота. Вся мода пошла от мужиков. Мужикам свойственно рукоделие. У меня две помощницы девочки, а остальные мальчики. Я в детстве играл в войнушку, делал человечков-воинов. Потом начал учиться прекрасному в художественном училище. Выглядело это так: сначала я штриховал куб, потом ворону, потом ведро… В Коломне я ходил в изостудию, у меня папа был художником, причём одним из первых, кто работал с Сергеем Образцовым. Папа пришел в изуродованный театр в 17 лет, когда шла Великая отечественная война. Он был десантником, весь его отряд убили. 

– То есть с самого начала для тебя война и декоративное искусство были слиты воедино?

– Да. С детства. В родном городе я пытался быть брутальным мальчиком, а потом однажды нарисовал воробьев на ветке и мой рисунок взяли на выставку. Туда пришел журналист и написал, что только детское отзывчивое сердце может нарисовать таких бедных птичек. Он меня прочухал. А на следующий день на меня все девочки показывали пальцем – «отзывчивое сердце» – и смеялись. Я был уничтожен. Я тут же записался в академическую греблю, чтобы спрятать свое отзывчивое сердце. А потом оно взяло вверх, и я начал учиться прекрасному – рисовал страшные натюрморты, натурщиц, серпы да яйца (называли это «серпом по яйцам»), потом делал какие-то самовары, и так прошло 20 лет.

– Как занесло на монументальный факультет художественного института имени Сурикова?

– Классическая станковая живопись – жуткая убогая кандовость. Тем более, русская – это ведь реализм. Искусство все время должно что-то доказывать. Все русское искусство необычайно литературно. Я прихожу с сыном в Третьяковку, он смотрит 15 минут на Боярыню Морозову и спрашивает: «А где лыжники?». Люди ищут похожее. Поэтому я пошел в декоративно-прикладное искусство – там хоть витражи, мозаики, по специальности я художник живописец-монументалист.

– Что большое монументальное было сделано?

– Ой, я делал очень много. Школу олимпийского резерва в Пятигорске, например - бассейн метров 250, потом столовую. Мне очень нравилось смотреть как юноша, кажется, он был борец, ухаживает за девушкой-фигуристкой. Они сидят за столом, пока я делаю мозаику. Он рассказывает ей: «Я его ударил и мне 20 балов», а девушка млеет. Это  у него такая  доблесть мужская. Когда я отучился в Суриковском, получил свои медали, вдруг понял, что к искусству это не имеет вообще никакого отношения. То есть могу нарисовать натурщика в любое время суток в любой позе, но где же тут искусство? И я начал возвращаться назад, хотя это было сложно, потому что тогда уже  были какие-то заказы. Когда я начал вышивать войнушки, все решили, что я тронулся. 

– А когда это было, в каком возрасте?

– В большом, уже после Штатов. Я отстоял свое в 1991-м у Белого дома, убедился, что все нормально, и уехал. Строил там синагогу, пилил рамочки на выставку Синди Шерман (популярная американская художница, работающая в технике постановочных фотографий – М.М.). И так года два. Теперь, когда я туда возвращаюсь, чувствую ностальжи. Есть два города, куда всегда хочется возвращаться, – Нью-Йорк и Рим. Когда вернулся – начал шить мундиры. На самом деле мне все время ставят в вину, что я порочу мундир. Но защищать отечество не надо в мундире. Его можно защищать в телогрейке, босиком, это да. А мундир только для парада. Из 10 военных мундиров для войны подходит только один – полевая форма. Повседневка не годится для войны, парадно-выходная, выходная, дембельская – она, чтобы маршировать.

«Родиной можно укрыться»

– «Все мы вышли из шинели» – что этот гоголевский образ значит для тебя?

– Все мы действительно вышли из шинели, и это необычайно удобно. Когда ты едешь в электрички из Владимира в Боголюбово, то можно смотреть прошлогодний журнал мод и восхищаться нарядами. Но там ехать можно только в «шинели», потому что это комфортно и тепло, за это морду не набьют. Это про реальность. Столько бабла, сколько отдается на военные парады, ни один дом моды не тратит. Все самые известные дома в мире делают военную форму. Хьюго Босс делал гестапо, жандармам шьет Кристиан Диор, а карабинерам и Папе римскому – Прадо.  

– Юдашкин нашим тоже шьет…

– Да. Одно дело сшить на 200 красавиц-манекенщиц 200 нарядов, другое дело – 100 тысяч для красавцев, которые идут по площадям. А у китайцев какая форма! То есть, это совершенно другие масштабы, это необычайно красиво. Армия во многом состоит из внешней красоты. Вот описывает Лермонтов Бородинское поле – он же не пишет про кровищу. «Уланы с конскими хвостами, драгуны с пестрыми значками». То есть – красота. Офицеры все в боа, со шпагами. Или песня – «Эгей, вы, товарищи, все по местам! Последний парад наступает…». Не бой – парад! Они надели на себя красивую одежду, белые рубашки и пошли помирать. Необычайный пафос. Парады – это красиво, пафосно, декоративно. Одних ремней – десятки модификаций.

– В твоих шинелях и мундирах есть связи с разными культурами и эпохами? С какими? Или у них своя мифология, без конкретных привязок?

– Я шью исключительно по эстетике. То есть, я покупаю красные, желтые, голубые роскошные ткани – это все очень дорого, необычайно хлопотно. Из меня прет то, что нравится.

– И это несмотря на то, что твои военные костюмы и атрибуты декоративны. Ты даже сшил мягкую родину. По каким законам существует твоя империя?

– Мы живем в империи, а у меня своя собственная. В ней есть мифотворчество. У России свой путь, самые красивые женщины, добрые люди. Я играю с этими мифами в своей империи. У меня был большой проект, где я делал гжельскую кичуху. Есть писающий мальчик в Брюсселе, а я сделал «Мальчика, который терпит». Это керамическая скульптура – мальчик весь в наколках а-ля гжель. Я показывал его в Брюсселе. Меня спросили – про что выставка. Я сказал – вот вы все в центре Европы такие гедонисты, толстые, красивые, писаете посреди Европы, а русские – зашуганные, терпят. «Это русские-то терпят?!» – возмутились мне в ответ и показали, как наше бычье ведет себя в европейских ресторанах... Но мне хочется верить, что мы терпеливые. Я делаю странные мифы. Поэтому сшил огромную ушанку Российской Империи и карту «Мягкая Родина».

– На этой карте есть место для художника?

– «Мягкая Родина» чем хороша: ее можно перекроить. Можно отстегнуть кусок Родины и отдать другу. Можно уснуть на Родине и увидеть прекрасный сон или кошмар. Можно покинуть Родину. Можно ею укрыться. То есть, это такая обволакивающая, эротическая Родина. Она на кнопочках, ее можно кроить. А я – творец Родины. Я шью Родину.

– А что такое Родина?

– Для меня Родина – это русская литература и поэзия. Самый лучший и любимый русский поэт – еврей Бродский, которого я знаю наизусть, я с ним встречался. Второй – хохол, по ночам сплю под «Мертвые души». Я погружен в эту культуру. Вот Пушкин – человек, по сути, русский, но при этом настолько не русский, что переделал язык Тредиаковского и Державина. Дорожу вот этими вещами. А привязку к земле напрочь не могу понять. Мой прадед защищал Порт-Артур, был там изувечен. А сейчас эту территорию подарили Китаю. Мой папочка воевал в Финляндии, защищал интересы отечества. Это была оккупационная война, поэтому пострадал он, защищая Родину, напрасно. Меня призывали защищать Афганистан, но я не пошел. Я приложу все усилия, чтобы мой сын не защищал интересы Родины, потому что империя предает своих людей, бросает их – вероломно, подло и мерзко. Безо всякой совести. Очень интересно, что во времена культа личности и массовых репрессий было прекрасное выражение «изменник Родины». «Изменник РодинЫ» – 58-я статья, – это не тот, кто изменил Родине, а тот, кому она изменила. Так что, извините, но я не патриот.

– Но есть же березки, Подмосковные вечера, родные закоулки, без которых жизнь не мила…

– Все это «клюква»! «Там хмурые леса стоят в своей рванине. Уйдя из точки "А", там поезд на равнине стремится в точку "Б". Которой нет в помине». Другое дело, что я считаю, что Судьба, Бог, Вселенная дала мне какие-то химические элементы поносить, и я с ними пестуюсь всю жизнь. Надо мыть эти химические элементы и нести с достоинством.

– А что такое государство? У тебя целая выставка была с таким названием.

– Это империя. Мы всегда жили в империи и все еще живем – в нищей убогой, но империи.

– Твое искусство очень иронично. Почему везде ты говоришь на полном серьезе о патриотизме?

– Как говорил доктор Гебельс: если все время врать, то начинаешь в это верить. Мне часто говорят: здоровый мужик, а занимаешь черт знает чем. Но для меня это серьезно и важно.

– Ирония в искусстве торжествовала в 1990-е и 2000-е, но сейчас градус изменился…

– Абсолютно. Но на мне это никак не сказывается – как я могу измениться? Я не могу проснуться и начать делать что-то принципиально новое. Но в голове перемыкает. Я не хочу лезть в политику – у меня внутренняя эмиграция.

– У тебя есть «Мягкая родина», может, пора сделать «Связанную Россию»?

– Хорошая идея! Однажды я делал для павильона энергетики на ВВЦ карту – вышитую семиметровую шелковую. Как раз тогда посадили в тюрьму Михаила Ходорковского, где он занимался шитьем руковиц. Мне заплатили большой гонорар, и я хотел его весь отдать, чтобы Михаил Борисович из тюрьмы сделал два стежка – чтобы олигарх из тюрьмы вышил кусочек родины. Мне сказали – даже не думай!

– Прогноз – как видится будущее империи?

– Россия развалится и будут удельные княжества. Это не жизнеспособная история: 140 миллионов занимают 12 часовых поясов. Это никому не нужно – пора и честь знать. Я работаю в Красноярске и Тюмени. Молодежь ненавидит Москву. Либо они едут в Поднебесную, либо в Чехию или Германию.

«Русский ковид развивался циркулярно»

– Как пережил пандемию? Болел?

– Да. Ходил в бассейн и там был китаец, который кашлял, мучился, всех заразил. Бассейн даже не закрыли! Весь русский ковид развивался циркулярно. В Москве начался, допустим, 25-го, если ты заболел 24-го, то это не ковид. В Рязани начался на неделю позже – извините, сначала Москва. Переболел я тяжело и хлопотно, сейчас ничего, бодрячком.

– Что изменилось за последний год?

– Я много заработал. Когда началась пандемия, я испугался и набрал колоссальное количество заказов и сделал их. Работал день и ночь, посадил глаза, но работал - шью коллекциями, сразу 20 вещей. У меня есть помощницы, которыми я необычно дорожу. Например, у меня есть помощница, которая выглядит на 18, на самом деле ей 30. Она известный специалист по аутизму, она и сама такая. Если бы я ей не платил, то она бы мне приплачивала. Когда она не пишет докторскую диссертацию, то вышивает, делает непредсказуемые вещи в кайф. Вторую девочку я отбил в театре, работаю с ней 20 лет, и мы на «вы». Ей нужно восхищаться. А Людку я утащил у Юдашкина. Она отшивала ему по 200 вещей. Баба с Текстильщиков – спортивная худая, у нее мужик не работает. Ребенок и муж сидят дома, а она покупает пятую квартиру. Шьет она очень хорошо.

– Сколько времени уходит на коллекцию из 20 вещей?

– Полгода-год. А хорошая выставка затевается года за два. Сейчас затевается несколько больших проектов. Во-первых, роскошный, где будут летать ангелы и космонавты. Он будет называться «Когда я падаю, все звезды загадывают желания». А еще хочу сделать большой концерт, для которого рисую ноты. Да, рисую огромные полотна с нотами и их можно играть. Их уже играли профессиональные музыканты - это фантазия. Я брал уроки пьяно канте, чтобы написать ее. Еще хочу сделать нотные холсты 2 на 2 метра – штук 10.

– Как часто занимаешься живописью?

– Я пишу постоянно – краски обладают своей прелестью. Но декоративное искусство мне нравится гораздо больше. Туда я вкладываю деньги и силы, с трудом расстаюсь с вещами. Когда собираюсь в музей, где мои вещи, то чищу ботинки, иду как на встречу с любимой. Что-то делал в прекрасные времена, а теперь я - старый, а они все еще молодые и прекрасные. Я иду на встречу с прошлым, это трогательно.

– А в европейских музеях много работ?

– Прилично. Сейчас с Францией работаю: в городе Сан-Этьен, где выпускается 10% европейского оружия, есть индустриальный музей. Там показываются выставки оружия, я там тоже выставлялся. Работал в Японии ,в многомиллионнном городе Тояма – там самурайский коммунизм. На монтаже принесли кофе, чай, колу и стаканчики. Вижу, рабочие пишут на стаканчиках иероглифы, и каждый пьет из своего.

– Сейчас учишь китайский. Зачем?

– В Поднебесную хочу. Китай мне нравится, там много украшательства. Пять тысяч лет Китай ждал своего гуру, но по иронии подлости появилось сразу два – Лао Дзы и Конфуций. Им пришлось выбирать. Они выбрали Конфуция, но живут по Лао Дзы. А Лао Дзы приснился сон, что он -  бабочка. И всю жизнь он не знал, бабочка он, которая считает, что она - человек, или наоборот. Он водил на гору учеников и говорил: вот сосна, она старая, мебель из нее сделаешь, она сгнила, будьте такими, как эта сосна. То есть не надо делать ничего. При этом они работают по 20 часов в сутки. Знаю китайцев, которые уехали в Америку только потому, что не хотели делать зарядку по утрам, а это обязательно. Такой вот Дзен с подвохом. С такой мифологией тоже интересно поработать. Везде свои трещинки сознания.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Слезы на глазах, учащенное дыхание, ком в горле. С каждым новым выпуском «Маски» страсти накаляются и даже многоопытные члены жюри не скрывают своих эмоций. Образ Неваляшки несколько недель интриговал
подробнее...

Возникло, однако, подозрение, что и Анита Цой не устояла перед модным «трендом времени» — горячими коллабами с модной молодежью. При этом совместный трек с Люсей Чеботиной вызвал преимущественно
подробнее...

Кроме того, в связи с пандемией коронавируса для иностранных звезд работают еще две площадки - в кинотеатре BFI Southbank в Великобритании и в студии телеканала Canal+ во Франции.Так, на красной
подробнее...

То, что это событие государственного масштаба, понятно было еще на подступах к Большому. По узкому проезду, ведущему от Театральной площади к театру, вереницей въезжают авто солидных марок и сплошь
подробнее...

Фильм "Земля кочевников" (Nomadland) американского режиссера китайского происхождения Хлои Чжао получил "Оскар" как лучший фильм. Чжао также признана лучшим режиссером. Прямую трансляцию из
подробнее...

«В следующем году «Русский Силуэт» отметит свое 25-летие, - рассказала президент фонда Татьяна Михалкова. - Даже сейчас, в период пандемии, мы получили три тысячи заявок на участие в Международном
подробнее...

А их у нее — семнадцать!!! Да-да, вы не ошиблись — именно семнадцать. Аронова — Чичиков, причем в разном возрасте: от Павлуши до Павла Ивановича. Она же — генерал, его дочка на выданье, Манилов,
подробнее...

  Каждый из них получил по две награды – за лучший фильм и режиссерскую работу. Вадим Абдрашитов, поздравляя Андрея Смирнова, заметил, что ни  пандемия, ни какие-то  другие обстоятельства не смогли
подробнее...

Именно с рождением композиции «Зимнее солнце», которая звучала по всем радио, телеканалам и вошла впоследствии в трек-лист знаковой пластинки, к коллективу пришла массовая популярность. Прошло
подробнее...

Федеральный закон о просветительской деятельности, принятый в конце марта этого года, касается практически всех возможных форм популяризации знания — в том числе лекций, экскурсий, секций и кружков.
подробнее...

Юные артисты страдают от пандемийных ограничений ничуть не меньше своих взрослых коллег. Конечно, схема взрослого шоу-бизнеса гораздо сложнее, но даже у детских групп есть свои обязательства перед
подробнее...

Как стало известно «МК», увековечить память тружеников шелкового комбината в городе планируют аж с 2000 года, когда градообразующая прядильно-ткацкая фабрика была закрыта. Создать несколько скульптур
подробнее...

Архитектурное решение выставки «Мечты о свободе. Романтизм в Германии и России» звучит как самостоятельное произведение. Его автор, всемирно известный архитектор Даниэль Либескинд, организовал
подробнее...

Как сообщает АГН "Москва", заслуженная артистка РСФСР Светлана Светличная была госпитализирована в одну из больниц города Москвы с подозрением на инсульт.Уточняется, что 80-летняя легенда советского
подробнее...

Кахи Кавсадзе родился в Тбилиси в 1935 году. Его отец попал в плен, а потом его арестовали. Кахи Кавсадзе рассказывал «МК», что не знает, что с ним потом произошло: расстреляли в Сибири или умер своей
подробнее...

Американский режиссер китайского происхождения Хлоя Чжао награждена премией "Оскар" в категории "Лучший режиссер". Она представила работу  "Земля кочевников" (Nomadland). Прямую трансляцию из
подробнее...

В последние годы в легендарный кукольный театр приходили руководить люди, которые не стеснялись говорить о том, что ничего не понимают в этой сфере. А она специфическая, и требует особого отношения и
подробнее...

Брутальные немцы Rammstein с начала своего появления на большой сцене эпатировали публику — поджигали друг друга на концертах в гигантских котлах, выкатывали на сцену огромный фаллоимитатор, из
подробнее...