Срочные новости раздела
Клоун Сергей Просвирнин рассказал о работе в Монте-Карло и у Никулина

Клоун Сергей Просвирнин рассказал о работе в Монте-Карло и у Никулина

Сергей Просвирнин родился под Иркутском, окончил Государственное училище циркового и эстрадного искусства, работал в Москонцерте, Цирке на Цветном бульваре, снимался в кино, в том числе в сериале «Подари мне жизнь» у классиков советского кино Владимира Краснопольского и Валерий Ускова. Нам удалось поговорить за час до представления в цирке на Фонтанке, когда на манеж вышли клоуны из Италии, Бразилии, Мексики,  разных российских городов. 

- Чем отличается техника драматического артиста от того, что делает клоун?

- Возьмем любую драматическую роль. Гаев из «Вишневого сада» всегда будет Гаевым в любом городе. В цирке все по-другому. То, что в Петербурге  не пройдет, может пользоваться колоссальным успехом в Уссурийске, потому что социальный уровень публики абсолютно разный. Нужно постоянно перестраиваться, менять  трюки,  внутреннее состояние. Я не жонглер, не эквилибрист, не эксцентрический клоун. У меня все-таки актерское начало. Сейчас не беру в расчет владение музыкальными инструментами. У меня плотный гастрольный график, какого нет в театре. Если драматические актеры привезут «Вишневый сад» в Уссурийск, то к ним придет горстка людей – директор дворца культуры, сотрудники местного театра и его любители. У нас же публика разношерстная. Но в Петербурге, Москве, Казани и Екатеринбурге она, в основном, интеллигентная, продвинутая. А в некоторых городах приходится работать совершенно по-другому, делать номера иначе, потому что там твоя реприза не пройдет. Там публика привыкла к другим хохмам. Поэтому ты всегда разный, зависишь от публики. Сегодня пришли дети, завтра – инвалиды, послезавтра – смешанная публика и даже, образно говоря, первый ряд купили новые русские.  С учетом этого и  работаешь. В театре ты ни вправо, ни влево от текста уйти не можешь. А в цирке можно работать и без него. В этом плане тебя никто не лимитирует. 

- То есть вы сам себе режиссер?

- Сейчас да, а раньше нет. Я выпускался в училище у Бориса Александровича Бриева, который вместе с Юрием Беловым выпускал когда-то Леонида Енгибарова. Потом работал с Виктором Львовичем Плинером уже в цирке на Цветном бульваре,  с Сергеем Андреевичем Каштеляном, выпускавшим меня на эстраду. Я имел возможность наблюдать за тем, по каким принципам он работает, от чего отталкивается. Сейчас уже  сам могу сказать, кто делает правду, а кто неправду. Видите, вот там стоит Виктор Франке (участвовал в программе  «Лучшие клоуны мира» в комическом дуэте Franke&Franke – С.Х.)? Он очень сильный, работал в Цирке на Цветном бульваре режиссером, очень дружил с Никулиным. Просто он не карьерист. Я могу что-то подсказать своему сыну, если он неправильно делает какие-то вещи: здесь ты переигрываешь,  потерял пластику, поправился,  потому что стал сладко жрать. В этом смысле я сам себе режиссер, чувствую, как надо сделать. Главное - не переборщить, чувствовать планку, иначе катастрофа. У меня есть реприза «Балет», где я переодеваюсь в женский наряд. Сейчас только ленивый не переодевается в женщину. В связи с этим пришлось вообще от  этой клоунады в России отказаться, поскольку прочитывается она определенным образом. Когда шоу на льду, я ее делаю, потому что она звучит как пародия на фигурное катание. А на Западе показываю на сухом манеже, и она здорово проходит, не вызывая ненужных ассоциаций. А здесь, стоит только сделать накладки на грудь, начинается  бог знает что. Хотя «Балет» -  классическая клоунада, над которой я работал с танцовщиком Большого театра Евгением Зерновым.  

- Клоун по своей природе - одиночка?

- По жизни или в манеже? Если в манеже, то все зависит от того, как ты работаешь. Солист работает один, а если ты в паре, то в паре. Что же касается жизни, то у меня работа на первом месте, а семья потом. Всю жизнь работаю, работаю, работаю. Клоуну приходится принимать пощечины не только в манеже, но и в жизни. Недавно умерла моя мама, а у меня спектакль, и надо выходить и хохотать.

- Может, в этом спасение?

- Нет, боже упаси. Это такой нервный надрыв. Не хочу сравнивать свои страдания с тем, что переживал Гамлет, но бывает так, что ничего не хочется, а надо выходить. Люди же купили билеты. Только после 35-ти стал осмысленно относиться к таким вещам. Я не говорю, что все, как у Чаплина, что все мы грустные в жизни. Совсем нет. Я, например,  матерщинник люблю  на  рыбалку и спорт. Мог бы уйти в кино, но им нужно серьезно заниматься. У меня были какие-то эпизодики , где-то я мелькал, но если все делать по-настоящему, то надо с цирком завязывать и сосредоточиться на кино. Также и с эстрадой. Регина Дубовицкая мне сказала: «Просвирнин, ты единственный, кого я так зову». А я все откладывал на завтра, так и не отснялся  в «Аншлаге». Хотя люблю поговорить, можно было бы и попробовать. У Петросяна несколько раз снимался. 

- Есть ли у клоуна лимит времени? Во сколько можно начинать и когда заканчивать?

- Начинать нужно как можно позже. Помню, как поступал в училище циркового и эстрадного искусства после восьмого класса. Мне было 14 лет. Меня не брали. Ну, какой я был клоун? Ребенок малеванный! Что же касается финала клоунской карьеры, то надо  смотреть на состояние здоровья. Почувствуешь, что из тебя песок начинает  сыпаться, что встаешь при помощи руки с колена, значит  надо валить. В этом плане Юрий Владимирович Никулин для меня пример. Мне повезло поработать с ним в одном коллективе, и  стать свидетелем того, как его провожали на заслуженный отдых. Это было в Калинине, нынешней Твери. Он сказал: «60 лет. Все! Ухожу». Хотя Карандашу было 83, а он продолжал работать. Для меня тогда это было, как сейчас 120. Уже все было не очень хорошо, наверное,  надо было в 70 лет уйти. Но, опять же, все  зависит от репертуара.  Дядя Женя Майхровский до сих пор работает, а ему за 80.  Молодец! Сейчас уже  его внуки работают. Я его обожаю. Пять реприз делает. У меня тоже ноги болят. Не знаю, сколько еще протяну. Чечетку пока отбиваю. На барабанах можно работать,  сколько бог отпустит. Мне 61 год, и 43  из них я  в цирке. 

- Чего вам не хватало в начале пути? Внутреннего трагизма?

- Скорее сентиментальности. Мы же никого не режем, не убиваем, не душим. Осень какая-то должна быть в душе, хотя я ее почему-то не люблю. Она ассоциируется у меня со слякотью и дождем. Не знаю, как это объяснить. Какие-то звездочки должны быть в голове, теплота. У меня в финале репризы «Балет» герой уходит, и балерина остается одна. И тут может навернуться слеза. Зал замирает, особенно в Южной Америке.  

- А когда вы поступали, ничего подобного не было?

- Не было нужного состояния. Ни о чем таком я понятия не имел. Этого состояния надо достичь хотя бы к 22 годам. Моя мама всю жизнь работала директором во дворце культуры, и я занимался в цирковом и танцевальном кружках. Поехал в Москву, узнав про цирковое училище. Приехал туда, все перекрыто, милиция. Думал, что-то случилось. А это столько народа поступало.

- Как же вы один жили в Москве, да еще в таком юном возрасте?

- Пока учился, подрабатывал в министерстве тяжелой металлургии завхозом, выдавал лопаты, метлы. Жить-то на что? Я приехал за пять с половиной тысяч километров. Почему часто говорят о службе в армии, как о каком-то рубеже? Потому что это опыт. А я в армии не был, и было немного сложно. Мне предлагали поступить в ансамбль песни и пляски им. Александрова. Им нужен был чечеточник, и они за мной охотились. А потом мой друг сказал: «Пошли в Театр Советской армии. Там вообще клёво. На вахте будешь сидеть, а вечером играть». А что играть? Произносить реплику «Товарищ капитан»? Дальше -  автоматная очередь. Ты упал, и тебя за сапоги утащили. Мне жаль было на это тратить  два года. 

- Каким должен быть клоун – тонким или толстым, большим или маленьким? Габариты имеют значение?

- Каким угодно. В зависимости от амплуа. Я всю жизнь был таким, как сейчас. Худым не был. Мой рабочий вес – 90-105 кг. Знаю клоунов с большим весом, которые от этого и плясали. Все зависит от репертуара и внутреннего состояния.

- Амплуа существует?

- Конечно. Может быть, это недотёпистый, начавший выпивать интеллигент.

- Опустившийся интеллигент?

- Нет! Не опустившийся, а только начавший. Внутри у него звучит джазик . Если я работаю в музыкальном номере, то на мне фрак, манишка. Филармонический вариант. Я постоянно что-то поправляю, выходя к микрофону со смычком, брюки, например. Сразу не поймешь, зачем это делаю. Я выступал в Монте-Карло в казино. Кто-то из наших приехал, увидел мой номер и сказал: «Ну, что ты там яйца поправляешь?»  И я  перестал это делать. Подошел хозяин и спросил: «Почему ты это не делаешь? Обязательно делай. Это публику берет». А зал действительно хохотал.   

Отец и сын Просвирнины Фото: Светлана Хохрякова  

- Долго вы работали в Монте-Карло?

- Фестиваль там идет две-три недели. Один раз я на нем побывал и получил контракт на год. Работал там не в цирке, а в казино, в варьете где-то  в  1997 году.    Было трудно. Без машины там никуда. Сделал шаг  – евро, в туалет сходил  – два. В казино все устроено иначе, чем в цирке. Там другие костюмы и хохмы, зрители рядом, смотришь глаза в глаза. Все очень близко, и работать нужно ярче, даже  немного вульгарно. 

- Многое пришлось освоить в жизни самостоятельно? Вы же выходите с разными музыкальными инструментами.

- У меня папа – музыкант. И я пацаном немного играл на баяне. А  потом  сам освоил саксофон и кларнет. Люблю джаз. Однажды мне нужно быдо сделать джазовый этюд, и я обратился к другу и гитаристу ансамбля «Песняры». Он мне что-то показал, и я репетировал полтора месяца. Потом показал ему, чего достиг. Он такой вальяжный с сигаретой сказал:  «Клёво, чувак». У меня тут же выросли крылья. А он добавил: «Можно выступать у костра». Так что могу отвечать только за барабаны, саксофон, кларнет, а на  гитаре или на фортепиано только для своих аккомпанировать. На заводе есть понятие «трудодни». А в музыке, как  бы это культурно сказать? В общем, взял инструмент, сел на задницу, и чем дольше будешь на ней сидеть, тем лучше результат. В каких бы ты школах и консерваториях не учился, надо много заниматься. Нельзя ребенку ходить в две школы. Это мое глубокое убеждение. Все,  кто  серьезно занимаются на скрипке и рояле,  в обычной школе отстают.  Им ставят оценки,  закрывая на многое глаза, и все об этом прекрасно знают. По восемь часов играть на скрипке, а потом  учить математику невозможно. 

- Сын и внук с вами выступают?

- У меня другого выхода не было. Жена тоже работает в цирке. Когда сын Сережка родился, он постоянно был здесь. Ходить в цирк просто так, бездельничать - это же потерянное время. Сын учился играть на кларнете и саксофоне, занимался чечеткой по пять-шесть часов. Я его забрал из школы. Он учился в экстернате. Внук –  сын моей дочки. Она в другом коллективе работает.  

- Ваша профессия привлекает сегодня молодых?

- Только фанатиков, любящих цирк. Когда я поступал в училище, у нас было 100 с лишним человек на место. Сейчас все по-другому. Но конкуренция в цирке серьезная. Всем нужна работа, клоунам тоже, поэтому всякое бывает. Как в спорте.  

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Индустрия фейков набирает обороты. В отсутствии информации ее постоянных «клиентов» - звёзд и полумесяцев из шоу-бизнеса - фейкоделы сдвинули фокус внимания  в сторону театра и направили против его
подробнее...

Незадолго до смерти Александр Демьяненко говорил с легкой горечью о том, что ему шестьдесят, а он по-прежнему Шурик. Но если раньше актер раздражался, испытывал от этого дискомфорт, то позднее пришел
подробнее...

В частных разговорах кинематографисты объясняют новую инициативу исключительно страстью к деньгам, которых Михалков лишился из-за временной отмены Московского международного кинофестиваля. Дело в том,
подробнее...

Режиссер спектакля Эльдар Трамов (актер, ассистент Римаса Туминаса) не просто следует методу Зеллера, извлекая мысли героев наружу, но и показывает изнанку бытового сюжета, разгадывает его как ребус,
подробнее...

В этом году международное положение, казалось бы, тоже не благоприятствовало организации интернационального проекта, однако он состоялся и прошел на высочайшем уровне. Победители, да и все участники
подробнее...

В начале съемок Юрий Стоянов находится в весьма бодром расположении духа и утверждает, что трудностей в работе, с учетом накопленного в первом сезоне вампирского опыта, видит немного. «Проблемы
подробнее...

Перед «речным» фасадом гигантского параллепипеда Новой Третьяковки — самая заметная часть проекта: огромный мурал художника Дмитрия Аске. Кто прогуливается пешком или на самокате по набережной, имейте
подробнее...

«Квадрат» триумфально держался весь 2017 год, получив коллекцию самых престижных наград по всему миру. Эстлунд показал в нем безумный мир и бесполезных людей, претендующих на причастность к искусству.
подробнее...

Филипп теперь шутит: «Я 35 лет на сцене, 90, которые сейчас справляет Бедрос, мне будет еще через 35. В общем, придется потерпеть». Оговаривается: «Если, правда, доживу». Знаешь, Филипп, ты это
подробнее...

На днях мировой судья Жан-Мишель – тот самый, что вел «дело Бетанкур», в рамках которого под подозрение попал Николя Саркози – выписал ордер на арест Жан-Люка Мартинеса, а также главу отдела
подробнее...

Возвращение АВВА в музыкальную индустрию само по себе сенсация, потому что в это мало кто верил. Слухи о реюнионе группы появились в 2016 году, после того как легендарная четверка впервые с начала
подробнее...

В программном стихотворении «Памятник» Пушкин, продолжая традицию оды Горация «Exegi monumentum», свое будущее разложил по полочкам. Но сначала нужно обратиться к аналогичному стихотворению классика
подробнее...

На пресс-конференции в преддверии Дня России Олег Газманов прокомментировал запрет на посещение стран Прибалтики, а также прояснил судьбу своей квартиры в Юрмале.В пресс-центре медиагруппы «Россия
подробнее...

В двух шагах от Суздальского кремля и Торговой площади открылся Центр мира, и первой выставкой здесь стал проект «Мечты о будущем». Больше трех лет ушло у творческого сообщества, состоящего из местных
подробнее...

Холодная, сухая электрическая стена звука погружает слушателя в круглосуточную автомобильную лихорадку мегаполисов, наполненную спешкой и неотложными делами. Светлана поет о постоянно увеличивающейся
подробнее...

А когда Лорд был у меня в гостях, он играл на легендарном органе Hammond B-3 1965 года выпуска; такой же орган был у него самого. На этом органе он давал мастер-класс для учеников нашей рок-школы.
подробнее...

- Начо Дуато поставил этот балет специально для Михайловского театра, - рассказал на пресс-конференции худрук театра Владимир Кехман - Существует  много знаменитых балетных версий трагедии Шекспира,
подробнее...

«На Красной площади всего круглей земля» — эта строка из стихотворения Осипа Мандельштама идеально описывает локацию, которая с 3 по 6 июня стала территорией книг, журналов, газет, комиксов — всего,
подробнее...