Срочные новости раздела
«Город 312» на 20-летие рассказали о наивных песнях

«Город 312» на 20-летие рассказали о наивных песнях

После весьма эмоционального юбилейного шоу солистка Ая явно решила переключиться на радости мирной жизни. На кухне квартиры, которую певица использует как офис и большой шкаф для концертных костюмов, Ая ловко готовит блины, заваривает чай и предлагает домашнее варенье. Поп-рок-дива выглядит очень довольной, хотя, как и положено певице с внушительным стажем и опытом работы в разное для музыкальной индустрии время, некоторые тонкости современного шоу-бизнеса ее явно раздражают.

Можно сказать, что слава участникам «Города 312» досталась непросто. Будучи в Бишкеке очень популярным коллективом, они решили перебраться в Москву и в течение нескольких лет работали здесь в статусе музыкантов, которых вроде бы хвалят, но с которыми в плане «промо» ничего толком не происходит. Со временем лед тронулся, но коллектив тем не менее хорошо знает, что такое сомнение вперемежку с отчаянием.

За двадцать лет музыкальная мода совершила несколько стремительных витков, от которых у кого угодно голова может пойти кругом. Но на всех этих виражах Ая и ее соратники, кажется, не усомнились в том, что ладно скроенный поп-роковый хит найдет себе применение в любой неразберихе.

— Когда видишь в зале биток, конечно, радуешься, — вспоминает Ая недавний юбилейный концерт. — Мы долго готовились, фоны на экраны для каждой песни заказывали у нашей подруги из Америки. В итоге все получилось и со звуком, и со светом. Буквально за три дня до концерта у меня случилась проблема с голосом. Никогда не была аллергиком, но последние года четыре в мае и июне со мной что-то происходит: голос понижается, начинает сипеть, и я страшно переживала, что и в день концерта так будет. А отменить-то уже ничего нельзя. Но все прозвучало.

— На альбоме голос тоже звучит очень звонко, как будто и не было двух десятилетий гастролей и записей… Какие-то спецэффекты на записи использовали?

— Никаких спецэффектов. Просто из-за пандемии альбом долго писался, и у меня была возможность выбирать для работы в студии дни, когда голос действительно хорошо звучал. Но если честно, то мне «нездоровый» голос нравится больше. В нем появляется правильная хрипотца, он как будто бархатный становится. Я недавно послушала альбом в машине, и мне он показался каким-то безмятежным. Ну, за исключением четырех-пяти песен. Но потом я подумала и решила, что, может быть, именно сейчас такие песни и должны выходить.

— Вместе с бонусами там восемнадцать треков, и группа в очередной раз показала себя специалистами по медлякам…

— У нас при записи альбомов всегда было правило: не следовать конъюнктуре. Это не значит, что мы не следим за трендами, но никогда не ставили себе задач в духе «давайте запишем три быстрых песни, потом две медленных и одну среднетемповую». На концерте уже можно составить программу из самых разных песен — репертуар позволяет. На альбоме все по-другому. Если мы не воспринимаем какую-то песню, и для нас непонятно, что с ней дальше делать, ее откладываем до лучших времен. Кстати, «Если не любовь» и «Too Much» были записаны для предыдущего альбома, но четко попали в новый, и без них он был бы скучноватым. У нас у каждой песни как будто свой срок выдержки.

— Сейчас такое мало кто может себе позволить. Треки обычно пекут как пирожки…

— Меня даже не это смущает. За двадцать лет мы много раз видели, как меняются мода и стили, но только сейчас заметна очень большая разница между тем, что было, и тем, что есть. Может быть, мы все пересидели по домам, и люди, от которых зависит качество музыки, в средствах массовой информации просто ослабили хватку. Но получилось так, что рок, поп-рок, фолк, джаз, фанк и другие стили как будто отметены в сторону. Встречаешь коллег — все они пашут, и песни совсем не плохие, но никто их не слышит. Все площадки отдали только той музыке, на которой прямо сейчас можно заработать. Хайп, тренд, деньги — и ничего другого нет. Но таким образом обманывают в первую очередь зрителя. Процентов девяносто людей из тех, кого я знаю, совершенно не приемлют сквернословия в текстах. Но интересы таких слушателей на больших музыкальных площадках вроде никого не волнуют.

— Вместе с тем распространенное желание назначить «главными злодеями» Бузову и Моргенштерна тоже выглядит каким-то натужным. Конечно, в их продукции маркетинг часто уступает место музыкальной фантазии. Но нельзя сказать, что они не стараются…

— Вот это дурацкое слово — «стараются»… Я тоже стараюсь, и Лена, мой директор, тоже старается. Она очень любит людей и хочет им помогать, так почему бы ей не стать хирургом? Правда, десять из десяти ее пациентов будут умирать, но она же старается! Творческие люди — тоже в чем-то лекари. И если мы калечим человеческие души, то идем против Бога. Это же стыдно! Так что стараться мало.

В интервью поющие тиктокеры часто рассказывают одно и то же: «Я записала трек, и он набрал миллионы просмотров. Блин, так мне это понравилось, думаю, вот теперь надо поучиться, вот и решила я сейчас преподавателя по вокалу взять…» У нас было все наоборот. Конкурсы, фестивали, грамоты, лауреатство — и только потом попытка записать свою песню. А сейчас люди даже не пытаются понять, заточены они вообще под музыку или нет, потянут или нет…

— Здесь важен вопрос технологий. Раньше были дорогие студии, и входили туда те, кто подготовлен. Сейчас песню можно сделать и на кухне. Конечно, желающих получить такую славу довольно много, но я не уверен, что они так уж тянут на себя внимание публики…

— Они ничего не перетягивают — они живут, они «стараются». И я в их возрасте была также дерзкая в плане жажды нового. Но есть взрослые дяди и тети, которые должны из всего этого выбирать талантливое и именно такое показывать на широкую публику. Я не должна сидеть в такси и слушать песню про сучек, записанную с горстью орехов во рту. Конечно, так говорят взрослые исполнители. Но они правы в том, что артиста не нужно выпускать до поры до времени. Пусть учатся, и тогда они действительно будут открывать новые стили. Но те, кто «старается», — им плевать на мнение со стороны. Потому что с какого-то момента не стало в современном мире ни наставничества, ни авторитетов.

И проблема в том, что даже опытные и уважаемые артисты, стараясь «молодиться» и отвечать новым тенденциям, к сожалению, роняют уровень Артиста. Раньше о многих говорили с придыханием, а сейчас хлопают их по плечу, общаясь на «ты». Небожителей больше нет… и не будет.

— Они сами в этом виноваты. Небожители не должны выкладывать в социальные сети картинки о своей жизни…

— Ладно бы картинки — так они еще и прыгают под какую-то фигню со спущенными штанами, и это люди, у которых имена и звания заслуженных, народных артистов! Занижение морали и высоких стандартов идет со всех сторон. Подрастающее поколение никого не МОЖЕТ уважать: ЗАЧЕМ, если мэтры стоят рядом с ними со спущенными штанами? Вот если у мэтра будут миллионы просмотров, тогда можно и потягаться. На своем уровне.

— Конфликт между Ларисой Долиной и Валей Карнавал был в чем-то на эту тему. Большая звезда, которая не любит компромиссов, и бойкая старлетка с дефицитом хороших манер. Такие люди в принципе могут понять друг друга?

— Лариса Долина — одна из тех, кто несомненно заслуживает уважения. И во всем этом конфликте зрители не за то зацепились. Вернее, их не на том сконцентрировали. Мне кажется, Лариса хотела сказать примерно то, что сейчас говорю я. И уж совсем не имелось в виду, будто Валя просто какая-то глупая «дурочка с переулочка». Разговор шел об отсутствии основ элементарной музыкальной грамоты, образовательного фундамента, развитых данных, в конце концов. Вытащить из контекста мизер, не раскрывающий главной проблемы (претензии) на огромную аудиторию, но на котором можно хайпануть, — вот цель этой беседы от лица авторов программы. И они этой цели добились.

А суть-то в другом. Лариса сама в свое время стеснялась показать себя в несовершенстве, а сейчас всем можно все. Наверное, Долина — Карнавал — это некая модель современного противостояния. Выставленного пустым и неглубоким. А еще страшнее знаешь что? То, что лишь единицы возмутились тем, как «недоросль» неуважительно отнеслась к мэтру.

— Но это было бы менее кликабельно…

— Конечно. А так вышел банальный, но громкий конфликт под названием «Старшие завидуют!»

— На фоне молниеносных современных карьер у «Города 312» был довольно долгий старт. И, наверное, в некоторые моменты хотелось все бросить. Что вас как группу от этого удержало?

— Перед тем как уехать, мы навыпендривались дома — и со сцены перед большой аудиторией сказали, что вот едем в Москву и вернемся звездами (если коротко выразиться). В общем, возвращаться «на щите» было стыдно. Я пережила много моментов, когда плакала и теряла веру в будущее. Ребята приехали сюда, оставив в Бишкеке только родителей. Я же оставила на время семью, ребенка. Приходилось раз в полтора месяца мотаться туда-обратно. К тому же перед тем, как ехать в Москву, я все-таки была дома достаточно известным человеком: лауреат Конгресса женщин, певицей, выпустившей первый в истории Кыргызстана CD.

— Это была фолк-музыка?

— Нет. Поп, эстрада… С добавочками из фанка, фолка и др.

— В странах Средней Азии фолк-музыка пользуется большой поддержкой государства. Но как там относились к девушке, которая решила заняться поп-музыкой?

— Ты будешь удивлен, но в Кыргызстане главная музыка — не фолк. Конечно, сейчас, когда Интернет один на всех, там есть и кальян-рэп, и R&B. Кроме всего прочего, наши пацаны гораздо больше похожи на иностранцев, на настоящих «гангста». «Фирмачить» у них получается ну очень здорово. А в то время, когда люди моего поколения учились музыке и начинали ей заниматься, самыми крутыми стилями были фанк, джаз и джаз-рок. Мы выросли на Earth Wind And Fire, а если бы были сегодняшними двадцатилетними, то росли бы на JQ (Jamiroquai). Музыкальный уровень в Азии всегда был высоким.

— То есть — никакого культа русского рока?

— Никакого. Для нас Земфира была интересной, но всего лишь за пару песен. Мне нравилась «Алиса» — слушала, например, альбом «Шестой Лесничий», и вступительные страшные стихи про лошадь мне казались очень интересными и страшно завораживали. Кинчев… Как он держит публику, какая у него невероятная внутренняя силища! «Кино» — вроде и не моя музыка, но мне всегда нравились их мелодические гитарные ходы. Тексты. Визуализация. А вокал и уровень исполнения совсем не захватывали. Я все-таки вокалистка, а у «Кино» в этом отношении все было очень приблизительно.

— В какой-то момент «Город 312» стал в России очень популярной группой. Вспоминая то время, ты, наверное, сейчас можешь точно сказать, что в поп-музыке важнее: талант или везение на песни…

— Каждые десять лет меняются методы популяризации музыкального материала. То, что было у нас тогда, не подходит нынешней эпохе. Мне кажется, всегда были важны и талант, и удача одновременно. Но не забывайте про стальные нервы и терпение. Когда мы начинали, вокруг нас было очень много проектов, в которые вкачивались большущие деньги. Для них покупался или перекупался зачастую хороший материал у талантливых авторов — и, казалось, все они обязаны быть популярными. Но маленький процент доходил до массового зрителя.

— Можно говорить о том, что «Останусь» во многом стала для группы чем-то вроде знакового хита?

— Ее в течение пяти лет называли неформатом, и нами она не позиционировалась как хит. И вот когда она прозвучала в «Дневном дозоре», «встала» на радио и на телеканалы, те же, кто отверг ее ранее, нам сказали: «Ну вот, можете же, когда захотите!» А мы даже аранжировку не меняли… Вообще за годы работы в России у меня сложилось впечатление, будто популярным станет любое, что будет чаще крутиться в СМИ, — человек, композиция и пр.

— Индустрия кино весьма неравнодушна к вашим песням, и некоторые из них становились очень успешными саундтреками. Тоже случайность или вы работали в этом направлении?

— Еще до того, как мы подписали серьезный контракт, люди из мира кино первыми обратили внимание на песню «Вне зоны доступа». Благодаря им она попала в фильм «Питер FM». Но продюсер продвинул в этом отношении еще и «Останусь». И постпродакшн к ней мы закончили раньше, поэтому сначала были «Дневной дозор» и «Останусь», а через несколько месяцев — «Питер FM» и «Вне зоны…» Но еще прежде, чем нас узнали, мы пытались зарабатывать на всем, что как-то может продвинуть наше творчество. Ребята из группы делали на заказ аранжировки и не один раз даже подыгрывали на концертах Вадиму Казаченко. Наш звукорежиссер работал над озвучкой сериалов, я была его помощницей, занималась записью речи, «ошумовкой» и т.д. Конечно, пользуясь близостью к сериальному производству, мы старались предлагать в проекты и наши песни. И вот режиссер Сережа Борчуков во время работы над сериалом «Один из многих» — куда, кстати, «Останусь» тоже попала в один из эпизодов, — как-то сказал нам: «Если музыка подходит для кино, то, значит, это как минимум хорошая музыка». И мы часто работаем именно с этим пониманием. Во время записи у меня в сознании возникают картинки, и когда даже на уровне воображения от песни рождается небанальный видеоряд, это значит, она получается достаточно глубокой. Вот так мы и живем, и на сегодняшний момент девятнадцать наших песен так или иначе связаны с кино.

— Это большая удача, особенно с учетом того, как капризничают режиссеры, подбирая музыку в свои фильмы…

— Провалы тоже были, но всего два. Первый — песня к фильму «Выкрутасы» с Милой Йовович, Хабенским и Ургантом. Нам впервые сами позвонили и попросили написать песню на начальные титры. Мы тогда были на гастролях, и ребята ночью в поезде набросали трек «Самую малость». Всем понравился. Более того, мы сняли на него клип, в который вошли кадры из фильма и наши досъемки. Но из-за какой-то бюрократии мы просто не успели к премьере. Песня в репертуаре есть, но клип «положили на полку». А во втором случае нам не понравилось, как песня «легла» на видео. Просто не состоялось.

— Дорогостоящие накладки…

— Вот что в похожей ситуации сделал бы блогер с миллионами подписчиков? Конечно, он все бы везде выложил, чтобы показать, сколько бабок он может потратить на клип. А мы даже показывать никому не стали. Потому что репутация профессионального коллектива для нас дороже. Слава богу, мы не одни такие.

— «Город 312» довольно часто выступает на рок-фестивалях. Хотя лично мне казалось, что это не совсем ваша публика…

— У нас достаточно материала, чтобы мы и на рок-сценах смотрелись органично. Гитарно-драйвовых песен много, и по тяжелой части мы можем хорошо «давануть». Мы разнообразны, но узнаваемы. Хотите акапельно или акустику? Легко! А это все плюсы образования…

— Что в твоем случае означает «музыка для личного пользования»?

— Я очень много всякого слушаю. Вот есть у меня, например, в плейлисте песня Михаила Бублика «Откровенно». Это шансон! А жизнь как привернула! Р-р-р-раз — и я ее делаю на проекте «Три аккорда». Радовалась, что эта песня мне досталась. Розенбаум? Конечно! Гениальный автор. Очень люблю Nothing But Thieves — это одна из любимых команд моей дочери. Или еще Panic! At The Disco. Или, например, когда у ABBA вышел новый альбом, я забросила себе пару треков. Они, конечно, ностальгические и по голосам, и по звуку, но настолько тепло бывает от них! На звонке же у меня Джон Майер.

— Раньше вопрос о творческих планах считался признаком журналистского бессилия. Но сейчас, когда вообще ничего не понятно, творческие планы очень даже важны…

— Все мы сейчас работаем в непростое время. Необходимо много и хорошо работать, чтобы тяжелое время пробежало быстрее. А в самые сложные моменты я себе и другим повторяю фразу из фильма «Все везде и сразу». Там в жизни героя практически все рушится; теряя дочь и жену, он говорит своей отчаявшейся супруге: «Когда ты не понимаешь, что происходит вокруг и что делать, нужно просто быть добрее». Я очень рада, что наш альбом вышел именно сейчас. В другое время я была бы активной противницей двух или трех композиций из него, потому что они мне кажутся по-детски наивными. Но сейчас — сейчас они должны звучать. На мой взгляд, задача всех творческих личностей — всегда вдохновлять людей на что-то созидающее и светлое, напоминая им о том, что они Люди…

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

- Я и до личной встречи с Инной Чуриковой всегда считал ее актрисой номер 1, которой Господь подарил из ряда вон выходящее дарование, способность быть проводницей самых высоких энергий божественных.
подробнее...

Она была незвездной звездой «Ленкома», имела немало международных наград за роли в кино, какие многим и не снились. При этом скромно, с достоинством несла венец всенародной любви и выдающейся актрисы.
подробнее...

Об этом «МК» сообщил буквально за пару дней до смерти Чуриковой руководитель «Ленкома» Марк Варшавер. Не исключено, что ухудшение здоровья Инны Михайловны было связано с вызванными болезнью
подробнее...

– Вахтанг скончался ровно час тому назад, – вздыхает Нана. – Он был на диализе последние десять лет уже. Видимо, окончательно ресурсы его организма закончились. Он умер в реанимации. Врачи сделали все
подробнее...

– Буба был потрясающим рассказчиком. Он так интересно рассказывал, а это говорит очень о многом. Во-первых, что он талантлив, во-вторых, что он умен. Сидеть с ним за столом – это просто удовольствие.
подробнее...

– Шок, потому что ещё позавчера Буба в больнице говорил обо мне моему товарищу, рассказывал как мы жили. И я собирался его навестить на следующей неделе. Это близкий мне человек. Я его знал с детства.
подробнее...

Народная артистка СССР Инна Чурикова, скончавшаяся в субботу в возрасте 79 лет, в последний год была прикована к постели из-за новообразований в головном мозге, сообщает сайт KP.RU.Как отмечается, у
подробнее...

Звезды шоу-бизнеса скорбят из-за смерти Вахтанга Кикабидзе. Актер скончался сегодня на 85-м году жизни. Певица Ольга Зарубина считает: на уход Кикадбизе повлияла трагедия, которая случилась в его
подробнее...

15:49 Похороны завершены. Могила утопает в цветах, вокруг - около двух десятков венков.15:45 Сейчас на кладбище читают стихи. Также прочли молитву.15:38 Могилу завалили цветами. Глеб Панфилов попросил
подробнее...

Впрочем, никаких скандалов или сплетен в СССР вокруг кинодивы не было, ее просто боготворили за красоту. Здесь она завела немало друзей — среди политиков, космонавтов, художников и поэтов.— Были
подробнее...

Инна Чурикова — тот счастливый случай, то исключение, когда Бог дал всего, отсыпал горкой немерено, и она все это в себе несла, ничего не пролила, все отдавала своему Зрителю. Есть актрисы, у которых
подробнее...

Для тех, кто не в теме: «Кабачок «13 стульев» — такой же хит советского телевидения, как сегодня, ну скажем, КВН или «Голос» на федеральных каналах. Во всяком случае, как только раз в неделю с
подробнее...

Зарубежным артистам (читай: российским) никто не запретит выступать в Бишкеке под фонограмму, как привычно многим из них. Традиции скачек под «фанеру» на нашей сцене сильны и, не побоюсь этого слова,
подробнее...

Обыкновенную блоху (Aphaniptera скачущая) в силу микроскопических размеров еще надо поискать. И театр с таким названием тоже просто так в Петербурге не сыщешь: ни указателя, ни вывески, ни адреса на
подробнее...

Фото со съемок для поклонников шоу выглядят весьма интригующе. Кэрри Брэдшоу (Сара Джессика Паркер) дефилирует по Манхэттену, держа за руку своего дважды бывшего Эйдона Шоу (Джон Корбетт). Видимо, все
подробнее...

Игровой проект начинается в библиотеке, одна из стен которой представляет собой огромный экран, а остальные заполнены книгами. Этот интерактивный павильон о мечтах – писателей-фантастов и ученых. На
подробнее...

«Космос» родился из экспериментального проекта «АРТХАБ», запущенного ради поиска новых имен в драматургии и режиссуре в МХТ им. Чехова. За десять дней режиссер, прежде не работавший на его сцене,
подробнее...

- Какие у Шорохова были внутренние причины ухода на фронт, делился ли он планами с вами? Когда стало понятно, что он примет такое решение?– У каждого свои мотивации. Алексей волонтерил с 2015 года. И
подробнее...