Срочные новости раздела
О спелых арбузах и порядочных женщинах

О спелых арбузах и порядочных женщинах

Продавец спешил сбыть товар побыстрей, сыпал рекомендациями:

— Выбирайте большие. Если у них хватило сил вымахать здоровенными, не могут быть несладкими.

Махонину обоснование понравилось. Он взял два огромных.

Для хитрована, что давал ориентировку на величину, вопрос размера, видать, был насущным. С бабенкой, рыскавшей по развалу после нас, он затеял разлюли-бодягу в том же ключе. Она Махонина увещевала:

— Зачем такие громадные? Надорветесь, грыжу наживете. Не в объемах дело. Мой знакомый вернулся из Африки и сообщил: бананы в наших магазинах кормовые, бросовые. Ими в джунглях животные пробавляются, а люди берут — для домашнего скота. Настоящие, человеческого употребления, — крохотные. С мизинчик. 

Торгаш-советчик немедленно встрял:

— Если бананы пользовать с умом и по назначению, куцые не годятся. — Он сально ощерился, показав редкие зубы. Нараспев прочитал из поэмы Некрасова: — Гляжу, поднимается медленно в гору... А сам с ноготок!

Тетка на него замахнулась, он расхохотался:

— Дыни, арбузы тоже предпочтительнее продолговатые и пожестче, как дубина.  

Махонин под влиянием их глупого флирта загрустил и отказался от одного из арбузищ. Ушлая тетка тут же схватила возвращенный им гигант и присвоила, положила на весы. Махонин огорчился еще сильней. Я его убедил наплевать на вздорных злоязыких пустобрехов — и Махонин опять взял здоровущий. Семья у него большая.

Пока он расплачивался, я разжился полосатиком убористого калибра — с футбольный мяч. И вообще сомневался: стоит ли брать? Вечером предстояло ехать к Жанне… Лучше бы налегке — но не с пустыми же руками. Женщины ценят внимание.  

Двинулись назад. Я предложил потевшему и пыхтевшему бедняге:

— Пособлю?

— Справлюсь, — отказался Махонин. Не хотел предстать слабаком.

Метров через пятьсот я увидел: он исходит испариной и сопит паровозно. И выхватил у него сумку.

Перед входом в контору Махонин опять ее взял — будто кто-то мог знать: моя ноша или его. В лифте хватался за сердце. От лифта до комнаты я волок его самого, он ныл: всё в ажуре, помощь не нужна.

Богатырёв, презиравший дешевизну и за выгодой не гнавшийся, стал Махонина донимать по поводу его добычи: наверняка кислятина, отбросы, принесет домой оскомину, вот потеха. Иезуитски подначивал: «Обидно за твоих деток». И, дразня, выдвинул кардинальную меру: вскрыть на пробу, чтоб понапрасну чугунные пушечные ядра не мыкать. Махонин, сконфуженно хихикая, отбился от посягательств.

Напоследок Богатырёв вклеил французскую поговорку:

— Выбрать хороший арбуз так же тяжело, как найти порядочную женщину, — и, довольный, заржал.

До конца рабочего дня заняться было нечем, я пошел к Леночке, новой секретарше. Не поступила в институт, на службу ее приняли с испытательным сроком. Я к ней исподволь подкатывался. Сел возле и смотрел: она перепечатывала письма шефа и время от времени комментировала их в сатирическом аспекте. Но если в комнату кто-то заглядывал, становилась серьезной. Ноготки у нее были аккуратные, наманикюренные. Потом из кабинета высунулся сам начальник, строго на меня посмотрел, а Лене сказал, что уезжает и за старшего будет Богатырёв. Он отчалил, и я тоже засобирался. И тут в дверях возник Богатырёв и погрозил пальцем:

— Вон ты где. А я тебя ищу. Назначаю старшим. Исчезаю.

Это меняло дело. Я предложил Лене:

— Коль я распоряжаюсь, пройдемте, девушка, в кабинет.

— Зачем? — невинно поинтересовалась она.

— Там уютнее, — лапидарно объяснил я. — Неужели не ясно?

И заглянул в логово руководителя, где в глубине маячили мягкие кресла и диван.

— Мне здесь хорошо, — отрезала Лена и опять настроилась печатать.

— На правах старшего отменяю все поручения, кроме моих, — сказал я.

Она дернула плечом.

— Раскомандовался. Если свободна, тоже слиняю.

Достала из сумки пудреницу.

— А вот я ради тебя могу послать на фиг любые планы, — сказал я. И подумал, что это чистая правда: если уступит, к Жанне можно не ехать. Но для отмены свидания требовался весомый повод. И я поставил вопрос ребром: — Идем или не идем?

— О чем ты? — опять притворилась непонимающей Лена.

Отшивала? Увиливала? Будоражила? Поди знай!

Я наддал:

— О любви. Неземной, воспламеняющей.

Она хмыкнула.

— Говоришь красиво...

— Я мастак не только говорить...

— Да что ты! — всплеснула руками Лена. — А по виду не скажешь, — смотрела насмешливо: — Таких, как ты, нельзя выдвигать в руководители. Будешь использовать служебное положение в личных корыстных целях...

Не обольщался, но цель виделась достижимой. Заманчивой. Соблазнительной. Однако не мог найти верный тон. Тупо и кондово плясал вокруг субординации. А это не самый надежный способ уломать.

Она хмурилась. Не обрывала. И домой уже не спешила. Я пустился рассказывать о Махонине и его вероятной грыже размером со слоновьи яйца. Лена стиснула губки. Завел о кормовых бананах. Она неопределенно и двусмысленно хмурилась, реагировала не то поощрительно, не то строго, что не исключало: пытаю счастья не напрасно. (Может, я был ей небезразличен?) Но в какую сторону двигаться? Я шарашил  про дыни и бананы-мизинчики. Очень многое зависит от привходящей, предшествующей окучиванию ахинеи. И французскую премудрость привел о женщинах и арбузах. И оскабрезненного Некрасова процитировал. 

Посул надо было реализовывать. Я стал неуклюже наступать (уж очень  затянулась прелюдия). Изловчился и поцеловал в щеку. Обслюнявил.

Лена отпрянула. И вытерла лицо чистеньким носовым платком с вышитыми цветочками.

— «Да» или «нет»?  

— Что «да», что «нет»?

Опять прикидывалась недотрогой. Я хотел ясности и терял терпение.

— Ты уверена, что не совершаешь непростительную ошибку?

Не отвечала. Но ведь и не возражала!

Я ляпнул открыто:

— Расслабимся в непринужденной обстановке...

И взял кривляку за грудь. То есть: как бы ненароком прикоснулся. Положить ладонь на дивные холмы не осмелился. Это представлялось чрезмерным. Наглым, пошлым, развязным. Неуважительным. Я не уличное хамло, чтобы лапать! Мои чувства незамаранны, под стать ее девственно свежему носовому платку. Она должна это поощрить. Или проявить резкость, поставить точку.  Ни то, ни другое. Оробела? Предоставляла инициативу маневра мне?  

Я вышел в курилку и позвонил Жанне. Предупредил, ссылаясь на служебную занятость и на то, что придется валандаться с арбузом: задержусь. Окончательно откручиваться от свидания не стал. Не жертвуют верняковой встречей ради неясной перспективы. Жанна расхрюкалась: до бесконечности ждать не будет. 

Я вернулся к Лене. И опять ходил вокруг да около, полагая: не получится сейчас, сложится потом. Главное: утрамбовать площадку. Заложить фундамент. Не испортить впечатление. А коль переборщишь, назад не отыграть. Оттолкнешь, испугаешь, разочаруешь.

Могло, могло выгореть. Я не терял надежду. У меня такое случалось. Однажды сидел с девушкой на скамейке возле фонтана, не знал, с какого бока подступиться. По асфальту бродили голуби. Внезапно сизарь взгромоздился на голубку. Чем крайне облегчил мое намерение.

Я ждал: вдруг и в этот раз грянет аналогичный поворот. Но подмоги намеченному совращению не возникло, ни сизарь, ни даже воробышек в окно не залетали.

— Иди подальше, — вдруг сухо сказала Лена. — Иди, иди… За арбузами.

Пока трюхал в автобусе, думал: Махонина помянула недаром, он ведь тоже отказывался от моей предрасположенности, а стоило вырвать у него сумку, стал благодарить. Действовать нужно, а не бравировать и не кудахтать, не духариться о слоновьих причиндалах и кормовых и некормовых бананах.  Слова — это всего лишь слова.

Почему настигает и озаряет, когда не исправить, не возвратить? Почему осеняет чересчур поздно?

Так я думал и смотрел на подвешенный в пластиковом пакете к спинке сиденья скромных габаритов арбуз, который хотелось пинать и топтать.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

— Сейчас худруки, открывая очередной сезон, во вступительном слове обозначают художественную и даже больше общественную повестку в жизни театра. А ты этого не сделал, почему?— Сегодня я смотрю на
подробнее...

Как выяснил «МК», специалисты приведут в порядок захоронение современницы Лермонтова, чей образ оставил неизгладимый след в душе поэта. Сегодня надгробие на Ваганьковском кладбище представляет собой
подробнее...

Фильм Эндрю Доминика по роману «Блондинка» Джойс Кэрол Оутс — почти трехчасовой байопик, рассказывающий о жизни секс-символа 1950-х. 4 августа исполнилось 60 лет со дня смерти Монро. Среди продюсеров
подробнее...

Боль утраты для многих все еще сильна, а память об артисте, который стал олицетворением яркой страницы в истории российской поп-музыки и первого бойз-бенда «Ласковый май», не оставляет безучастными
подробнее...

Российский журналист, медиаменеджер и ведущий Андрей Норкин в эфире НТВ заявил, что в российских гостеатрах лишились работы те актеры и режиссеры, которые выступили против специальной военной операции
подробнее...

К созданию действа на Соборной площади, где декорации воспроизвели с помощью мультимедийных экранов, подключились местные учреждения культуры, в том числе Симфонический оркестр Белгородской
подробнее...

Киномюзикл как жанр обычно вызывает опасения у местных продюсеров. Органично наполнить сюжет музыкой и сделать ее неотъемлемой частью всего происходящего в кадре совсем непросто. Даже подбор песен
подробнее...

Последние годы жизни Ким Ки Дук провел в России и на постсоветском пространстве, поскольку на родине снимать больше не мог. Там он был подвергнут анафеме после обвинения одной из актрис в жестоком
подробнее...

Появление нового театра — это новость хорошая. Да, Бояков «прославился» попытками облить грязью великую актрису Татьяну Доронину и вроде как из-за этого лишился места во МХАТе. Но кто старое помянет —
подробнее...

«Впервые две третьих поступлений переданы безвозмездно», – с гордостью говорит директор Евгений Богатырев, обращаясь к дарителям и друзьям музея. Они и сегодня пришли не с пустыми руками: коллекция
подробнее...

Астрахан весьма энергично провёл свою первую встречу с коллективом. Сначала рассказал о себе (где родился, учился, с кем работал), обозначил творческие горизонты, определив концепцию развития театра.
подробнее...

Слава богу, не в жизненном, а в театральном — действие спектакля, в котором Александр Анатольевич играет одну из трех главных ролей, происходит именно в сумасшедшем доме. Поэтому чествовать именинника
подробнее...

60 театров, музеев, дворцов культуры библиотек и памятников пострадали за это время. Причем повреждения получили архитектурные жемчужины шахтерской столицы — здания Донецкого музыкально-драматического
подробнее...

Об этом и многом другом зрителям нашего эфира расскажет театровед, доктор искусствоведения, председатель научного совета энциклопедии «Театр России. XXI век», секретарь Союза театральных деятелей РФ
подробнее...

В Театре на Бронной 5 сентября пршла премьера спектакля Юлии Пересильд, где она выступила в качестве режиссёра  и группы Zero People. Постановка носила  название «Мужчина/Женщина». Пересильд уже ранее
подробнее...

В беседе с журналистами SOLENKA.INFO продюсер Владимир Гинзбург рассказал, что возможно Первый канал заменит ведущую музыкального шоу «Голос 60+» Ларису Гузееву. Он указал, что руководители канала
подробнее...

В беседе с Prozvezd.info Воропаева рассказала, что Пугачева приобрела права на песню поэтессы и Архипова во время подготовки к своему юбилейному концерту. Как рассказало поэтессе ближнее окружение
подробнее...

Свыше ста человек собрались, чтобы увидеть памятник без покровов — причем прессы было явно не большинство, зрители и поклонники таланта Кобзона чисто визуально преобладали над людьми с диктофонами и
подробнее...