Срочные новости раздела
«Они говорят: нам наплевать, мы – смертники»

«Они говорят: нам наплевать, мы – смертники»

Предысторией к путешествию Игоря Панина на Донбасс стали организованные сборы на автомашину УАЗ СГР - в просторечии именуемую «Буханка». Помнится, в годы ВОВ советский народ собирал по копейке (в том числе в православных храмах) на танки и самолеты. Почему вдруг «буханка» - об этом мы спросили в первую очередь.

- Мой друг, поэт и военкор Алексей Шорохов предложил мне привезти для Народной милиции ДНР «Буханку», потому что обычная хорошая машина там не нужна. А вот вывозить раненых с передовой или доставлять медикаменты - на это транспорта катастрофически не хватает. Авто постоянно взрываются, расстреливаются - и так приходят в негодность. И вот мы собрали на почти новую «Буханку», плюс закупили зимние берцы 55 пар, 60 спальных мешков, 50 и раций с гарнитурой. Каждую рацию смогли дополнить антенной для улучшенной связи и запасную батарею брали, чтобы военнослужащий мог менять ее. Также взяли кучу лекарств - противовоспалительные, противопростудные, противогрибковые, от давления, от диабета (там диабетики тоже есть). Купили термобелье, термоноски, кружки, шапки, перчатки - собирали все самое необходимое. Надо понимать, что это не военнослужащие РФ - им очень не хватает обмундирования.

- На сколько людей хватит этих «припасов»?

- На полроты или на два взвода. Мы и к танкистам ездили, и к пехотинцам - и все это им небольшими партиями доставляли на той же «Буханке», которую затем и подарили. Кое-что докупали на месте - бойцы просили сигареты, сладости, чай. Много чего там понадобилось.

- Игорь, по вашим фото в соцсетях, где вы в форме с нашивками «Новороссия», сначала подумалось, что вы отправились в Донбасс добровольцем. У вас есть такое желание?

- Дело не в том, как кто хочет и не хочет, а как получается. В 2014-2015 годах там была такая «махновщина», когда из России приезжали непонятно кто - криминальные элементы, романтики, душевно неуравновешенные люди, и часто они кончали очень плохо. Поэтому сейчас все проходит централизованно и под жестким контролем. Грубо говоря, я не могу записаться в Народную милицию ДНР - я там не живу. Если кто-то захочет из РФ там воевать, то ему нужно у нас записываться, но это тоже не так просто. Два моих друга хотели стать добровольцами, отправились в военкоматы российские, и вот один не подошел по возрасту (ему старше пятидесяти), а второго не взяли, так как у него нет опыта службы в армии. Понятно, что я и Алексей - мы в Донбассе свои, и если бы неожиданно началось массированное нападение ВСУ, мы бы, конечно, встали на защиту Горловки. Но напрасно многие думают, что можно поехать и тебе там сразу дадут оружие.

- Как там держатся местные бойцы?

- Они все страшно мотивированы. Народная милиция - это такие звери, монстры просто. В отличие от контрактников, которые могут заболеть или отказаться (отказников называют «пятисотые»), военнослужащие НМ готовы сражаться на смерть и не каждого к себе возьмут. И если бы меня взяли - я был бы страшно горд. Но пока моя гуманитарная миссия выполнена, я расскажу о ней в соцсетях, а потом - отдельную статью сделаю для «Литературки».

- Как сегодня выглядит столица республики и другие города?

- Донецк выглядит запущенным. Видно, что везде посечены осколками стены, где-то нет окон - их забили чем-то, полиэтиленом, фанерой, например. Но в этом плане гораздо более запущенная Горловка. В столице ДНР мы были два раза, брали там аккредитацию, но в основном жили в Горловке, а она обстреливается сильно. Каждую ночь прилеты, «входящие» - «исходящие». И каждый день были трупы. Когда нашу «Буханку» батюшка освящал, день был солнечный, ясный, погожий. Священник проводит обряд - и слышны разрывы. И на улице практически никого нет. Когда есть «прилеты», все сидят по домам. Но в Горловке мы даже выступали - в библиотеке местной и в институте иностранных языков.

Вообще должно было быть три выступления, третье - в Ждановке.

Но оно не получилось, потому что туда прямая дорога была опасной, а сделать крюк не могли - дело было к вечеру.

- Как горловчане слушали стихи?

- Зрители сидели спокойно, за окном гремит, а они говорят: «Мы привыкли». У них страха уже такого нет - ну прилетит и прилетит. Так же мужественно ведут себя и дончане - ты сразу начинаешь их уважать, понимаешь, что это не просто обыватели. Многие же, кто хотел, давно уехали. А те, что остались - это настоящие люди, патриоты своей земли. Когда смотришь на них - становится стыдно, что сам живешь в относительном комфорте где-то в Москве, и не испытываешь того, что ощущают они. А ведь это наши люди, их нужно защищать, им нужно помогать.

- Наверное, нигде с такой благодарностью писателей сейчас не принимают, как на донецкой земле?

- Да, нас хорошо приняли. Мы привезли ящик книг, и среди них еще и детских. Их как раз остро недостает. София Эззиати дала свои детские книжки, писатель Игорь Англер передал только что вышедшую книгу о принцессе Диане. А мы презентовали поэтический сборник Максима Замшева, мои книги, Алексея Шорохова, Анастасии Ермаковой.

В ответ нас поили чаем (в Донбассе не то, что чай - бутылка чистой воды огромная ценность. - Б.С.), даже коньяку налили в Институте иностранных языков.

Мы могли привезти больше книг, но решили забить машину не книгами, а более подходящими для фронта грузами.

- Что еще везли в качестве гуманитарного груза - расскажите подробнее.

- Самое необходимое. Например, памперсы для взрослых, для горловского госпиталя, где лежат тяжелораненые бойцы. Памперсы передал из Воронежа человек, который сам сражался недавно в составе добровольческого корпуса «Барс-19».

Все, что было, мы развозили именно по передовой - не стали делать так: привезли, свалили и забирайте. Нам самим было интересно попасть к танкистам, к пехоте - они стоят на позициях, которые реально простреливаются, метрах в трехстах, четырехстах - украинская армия. Мы поехали, не чтобы где-то схорониться, руководствовались принципом: «Боишься  не делай, а делаешь - не боись».

- Танкисты были рады подаркам?

- Мы передали им флаги, и даже черно-желто-белый стяг с надписью «Мы русские - с нами Бог». А еще - сидушки туристические. Сейчас уже холодно и сидеть, извините, пятой точкой на ледяной броне нелегко.

Ребята были благодарны, Мы с ними обнимались, фотографировались - что меня удивило - никто не скрывал лиц. В ВС РФ, как правило, лица «светить» не хотят. А в Народной милиции говорят: «Нам все равно, мы смертники, либо мы победим - либо нас убьют». Так думают известные командиры со знаменитыми позывными, да и рядовые бойцы. «Гвозди бы делать из этих людей» - это про них. Единственное, они признаются, что их всё меньше. Кого-то убили за восемь лет, других покалечили - без рук, без ног, сражаться не могут. А третьи - состарились, вот им мы таблетки от давления и от сердца везли. Возрастные по-прежнему рвутся в бой, а им - шестьдесят с плюсом. И при всем рвении - они не те, что были раньше.

- А как дела у пехоты?

- Там тоже есть проблемы, командиры снабжения рассказывали, что мало кто помогает простым, «нераспиаренным» подразделениям. «Спарта», «Сомали» и другие - они вниманием не обделены. А про Народную милицию часто забывают. Под Горловкой обыкновенные бойцы сражаются порой в кедах, в спортивных штанах или в рабочей спецовке - у кого что. Часто экипировка покупается за свой счет. Они очень удивились, что мы к ним приехали. Эта горячая точка - погорячее многих прочих. Горловка столько лет находится в оперативном полуокружении. На позициях тебя там легко может снайпер снять, снаряд прилететь или ДРГ подкрасться. Где-то едешь или ходишь, а через час - бабах, там люди погибли, и мог погибнуть ты. В общем, адреналин зашкаливает!

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Как выяснил «МК», специалисты приведут в порядок захоронение современницы Лермонтова, чей образ оставил неизгладимый след в душе поэта. Сегодня надгробие на Ваганьковском кладбище представляет собой
подробнее...

— Сейчас худруки, открывая очередной сезон, во вступительном слове обозначают художественную и даже больше общественную повестку в жизни театра. А ты этого не сделал, почему?— Сегодня я смотрю на
подробнее...

Фильм Эндрю Доминика по роману «Блондинка» Джойс Кэрол Оутс — почти трехчасовой байопик, рассказывающий о жизни секс-символа 1950-х. 4 августа исполнилось 60 лет со дня смерти Монро. Среди продюсеров
подробнее...

Боль утраты для многих все еще сильна, а память об артисте, который стал олицетворением яркой страницы в истории российской поп-музыки и первого бойз-бенда «Ласковый май», не оставляет безучастными
подробнее...

Российский журналист, медиаменеджер и ведущий Андрей Норкин в эфире НТВ заявил, что в российских гостеатрах лишились работы те актеры и режиссеры, которые выступили против специальной военной операции
подробнее...

Киномюзикл как жанр обычно вызывает опасения у местных продюсеров. Органично наполнить сюжет музыкой и сделать ее неотъемлемой частью всего происходящего в кадре совсем непросто. Даже подбор песен
подробнее...

К созданию действа на Соборной площади, где декорации воспроизвели с помощью мультимедийных экранов, подключились местные учреждения культуры, в том числе Симфонический оркестр Белгородской
подробнее...

Последние годы жизни Ким Ки Дук провел в России и на постсоветском пространстве, поскольку на родине снимать больше не мог. Там он был подвергнут анафеме после обвинения одной из актрис в жестоком
подробнее...

Появление нового театра — это новость хорошая. Да, Бояков «прославился» попытками облить грязью великую актрису Татьяну Доронину и вроде как из-за этого лишился места во МХАТе. Но кто старое помянет —
подробнее...

«Впервые две третьих поступлений переданы безвозмездно», – с гордостью говорит директор Евгений Богатырев, обращаясь к дарителям и друзьям музея. Они и сегодня пришли не с пустыми руками: коллекция
подробнее...

Астрахан весьма энергично провёл свою первую встречу с коллективом. Сначала рассказал о себе (где родился, учился, с кем работал), обозначил творческие горизонты, определив концепцию развития театра.
подробнее...

Слава богу, не в жизненном, а в театральном — действие спектакля, в котором Александр Анатольевич играет одну из трех главных ролей, происходит именно в сумасшедшем доме. Поэтому чествовать именинника
подробнее...

60 театров, музеев, дворцов культуры библиотек и памятников пострадали за это время. Причем повреждения получили архитектурные жемчужины шахтерской столицы — здания Донецкого музыкально-драматического
подробнее...

В Театре на Бронной 5 сентября пршла премьера спектакля Юлии Пересильд, где она выступила в качестве режиссёра  и группы Zero People. Постановка носила  название «Мужчина/Женщина». Пересильд уже ранее
подробнее...

Об этом и многом другом зрителям нашего эфира расскажет театровед, доктор искусствоведения, председатель научного совета энциклопедии «Театр России. XXI век», секретарь Союза театральных деятелей РФ
подробнее...

В беседе с журналистами SOLENKA.INFO продюсер Владимир Гинзбург рассказал, что возможно Первый канал заменит ведущую музыкального шоу «Голос 60+» Ларису Гузееву. Он указал, что руководители канала
подробнее...

Свыше ста человек собрались, чтобы увидеть памятник без покровов — причем прессы было явно не большинство, зрители и поклонники таланта Кобзона чисто визуально преобладали над людьми с диктофонами и
подробнее...

В беседе с Prozvezd.info Воропаева рассказала, что Пугачева приобрела права на песню поэтессы и Архипова во время подготовки к своему юбилейному концерту. Как рассказало поэтессе ближнее окружение
подробнее...