Срочные новости раздела
Человек, заполняющий собой все пространство: 110 лет со дня рождения Виктора Драгунского

Человек, заполняющий собой все пространство: 110 лет со дня рождения Виктора Драгунского

— Денис Викторович, что вы помните из самого раннего детства?

— Помню, я совсем маленький: годика три или четыре. Мы идем гулять, у отца какое-то такое коричневое пальто и кепка — он ее носил осенью, а летом она менялась на шляпу. Он меня крепко держит за руку, мы идем вдоль Чистых прудов — он показывает плавающих там лебедей. Это самое раннее, а чуть более поздние как раз дают ответ на вопрос, каким он был человеком. А был он непростым, в нем сочетались разные вещи. С одной стороны — он любил быть в центре внимания, как всякий артист. Умел рассказывать истории, анекдоты, разыгрывать в лицах разные сцены, потому что у него был опыт: он работал актером и режиссером в эстрадном театре. Все это было ужасно смешно, поскольку он был заполняющим собой все пространство улыбающимся человеком.

И вместе с тем он оставался скромным, и если чего-то и требовал, то только внимания к своему творчеству — и совершенно ничего в быту. Мы жили, повторюсь, крайне скромно — сначала в коммунальной квартире с бабушкой, потом отдельно, но тоже в коммуналке, три человека в комнате. Папа работал за обеденным столом, который был общий для всех дел: и для его сочинений, и для наших обедов/ужинов/завтраков, и для моих игр (а когда я пошел в первый класс — то и для уроков).

— А как же представление: «СССР — рай бесплатных квартир»?

— Когда мы переехали в большую кооперативную квартиру, на которую они с мамой долго копили, несмотря на три комнаты, у него опять-таки не было собственной: общая гостиная, где стоял, притулившись к окну, письменный стол, у родителей — общая спальня, а у меня — своя личная, не проходная, а с дверью.

Более того — когда уже перед самой смертью отца мы купили дачу, там было на одну комнату больше, но четвертая досталась моей сестричке Ксюше (Ксения Драгунская (1965–2021), драматург, прозаик, секретарь Союза театральных деятелей. — И.В.). И там на втором этаже была комната, служившая одновременно родительской спальней и кабинетом: большая кровать и письменный стол.

— Какие блюда любил Виктор Драгунский? Каким привычкам оставался верен всю жизнь?

— В еде он был скромен, как мы все в советские годы. Ну что мы тогда ели: макароны по-флотски, какой-то салат на праздник мама «стригла».

Но вместе с тем он красиво и щеголевато одевался, шил костюмы у хороших портных. Однажды он сшил себе новый костюм, раздобыл или сделал на заказ модные туфли с обрубленными «утиными» носами. Он это все надел и пошел в Дом литераторов, куда любил просто сходить пообедать и пообщаться со своими товарищами — может быть, потому что дома было мало места.

Он любил с комическим форсом заявить: «Я еду в клуб». Как старинный джентльмен, он брал шляпу и ехал — благо было недалеко, по Садовому кольцу (мы жили на углу Каретного Ряда, а Дом литераторов располагался на тогдашней ул. Герцена — Большой Никитской).

И вот он принарядился, но когда вернулся, сказал маме: «Знаешь, я встретил Васю Аксенова. Он так расхвалил мой костюм, какие, говорит, туфли — как будто ничего другое его не интересует». Такой парадокс: наряжался специально, но обижался, когда собеседник обращал на это внимание.

И да — отец был очень общительным. У него всегда было много друзей — и здесь момент, который я считаю самым трогательным, — ядро его общения составляли бывшие одноклассники и приятели детства, хотя ему было за пятьдесят. Став известным, он не стал менять круг общения, как бывает: отказался от старых приятелей, прибился к новым.

Он дружил с теми же, у них была прекрасная компания: четыре приятеля, они ходили друг к другу к гости. Еще были какие-то старые, совершенно незнаменитые артисты, с которыми он часто виделся.

— Автор, пишущий для юного читателя, должен сам хорошо понимать, что является каноническим детлитом. В этой связи спрашиваю у вас: что вам читал и что советовал читать отец?

— В доме детской литературы было очень много. Мы с сестрой научились читать рано, мы читали сами, вслух нам читали только детские стихи: Чуковского и Маршака. «Ехали медведи на велосипеде» и «Кто стучится в дверь ко мне…», и так далее.

Всю детскую прозу, включая сказки, я осваивал сам, и здесь все дело было в подборе, в том, какие книжки предлагались к прочтению. Папа настоятельно давал, мне, во всяком случае, книжки, если говорить коротко, про бедных и несчастных детей. Репертуар был такой: знаменитая книжка Короленко про детей подземелья, из английской литературы — «Маленький оборвыш» Гринвуда, из французской — «Без семьи» Гектора Мало, из русской — «Рыжик» Алексея Свирского и еще замечательная книжка, к сожалению, не такого популярного писателя — «Жизнь и приключения Заморыша» Ивана Василенко, а также «Гуттаперчевый мальчик» Григоровича, «Белый пудель» Куприна… В общем, все, где главным персонажем был голодный, несчастный ребенок.

— У Зощенко в полуавтобиографических рассказах про Лелю и Миньку есть история, когда детей посадили за один стол со взрослыми гостями и они попытались переключить внимание на себя, что привело к скандалу. Допускали ли вас родители в юном возрасте в круг взрослого общения?

— Да, меня за стол сажали, иногда гоняли из-за стола — не потому, что я умничал, но бывают же такие беседы, когда ребенок мешает. Мне говорили: «Пойди погуляй во двор к мальчикам», что-нибудь такое. Но я обожал быть со взрослыми, помню дачные прогулки вечерами. Мне было 12 лет — казалось бы, пора с подростками-мальчишками бегать, а я все ходил с мамой и папой в компании соседей-писателей, мне было ужасно интересно. И мои друзья, к которым я все-таки перешел, когда мне исполнилось 14 лет, удивлялись, что я какой-то «ненормальный»: все на великах гоняют, бегут ночью в лес костер жечь, на лодках по реке катаются, а этот чинно прохаживается со стариками. Но я обожал взрослые компании, меня даже допускали к тому, чтобы участвовать в подготовке застолий: мне доверяли мясо жарить, представьте себе.

— Кто из классиков был вхож в ваш дом?

— Кроме Юрия Нагибина и Леонида Зорина, больше никто. Несколько раз к папе заходил Михаил Светлов.

— В СССР, особенно в первой половине его существования, не было хороших игрушек, поэтому приобретение каждой было событием. Что вам врезалось в память из подаренного отцом?

— Игрушек у меня почти не было, разве что кукла, мальчик-стиляга в клетчатой кепке, красной рубашке, привезенная мамой с гастролей в Польше.

Папа подарил конструктор и прекрасную развивающую игру «Чудо-огонек» (электровикторина, выпущенная в 1957 году Росгизместопромом, сегодня считается крайне редкой, оценивается коллекционерами в десятки тысяч рублей. — И.В.). О ней можно бесконечно рассказывать: она позволяла угадывать названия стран, вещей, исторических событий, я просто обожал эту игру. А еще отец как-то вручил мне паяльник и набор радиодеталей, и я собрал себе транзисторный радиоприемник. И чуть не забыл самый главный подарок — велосипед.

— Родители в совместных занятиях с детьми могут делать уклон в спорт и уличное времяпровождение, а могут играть в шахматы или перебирать с ними монеты или почтовые марки. Как было у вас?

— У нас совместные занятия были такими: прогулки по городу с разговорами, это раз. С сожалением вспоминаю, что не столько я его слушал, сколько болтал ему что-то.

Потом он читал мне стихи, начиная от Пушкина и заканчивая Ахмадулиной, читал и объяснял, чем они хороши. А про Пушкина еще и пояснял значение устаревших слов.

А третье было — рубить на даче деревья: у нас участок был покрыт мелкой порослью, деревьями толщиною максимум в руку, а то и тоньше. Мы вместе выкорчевывали эти полудеревца-полукусты. Там же на даче отец учил меня колоть дрова.

— Виктора Драгунского не стало, когда вы были юношей, — подталкивал ли он вас к выбору профессии, кем видел вас в будущем?

— Мы обсуждали выбор профессии, я хотел стать художником, но потом перестало получаться, я впустую пыхтел над своими картинками. Папа сказал: «Не мучай себя, я вижу, что у тебя вдохновения больше нет».

Затем я решил поступать на филологический факультет, и отец дал ценный совет, его я готов повторить любому человеку: выбери себе редчайшую профессию и в этом узком секторе стань одним из лучших специалистов. Так я стал изучать средневековые греческие рукописи, в Советском Союзе этим занимались человека четыре всего.

Другое дело, что судьба повернула в другую сторону, но мне это пригодилось.

Папа поддержал мой выбор, подбадривал: «Ты у меня будешь книжный червь» — я радостно принимал это прозвище, я представлял себя в очках и пиджаке с засаленными локтями, сидящим над старинными манускриптами.

— Мемориальные интервью к дате смерти и дате появления на свет отличаются жанрово, так что я должен спросить вас, каким был последний день рождения Виктора Драгунского.

— В тот день папа себя очень плохо чувствовал, но к нам пришли друзья и даже работавшая с ним в 30-е годы на заводе Анна Соколова, хорошая, добрая русская рабочая женщина. Мы праздновали, надеясь, что болезнь отступит, не понимая, что все это в последний раз. На календаре был 1971 год.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Омываемые ливнем и сбиваемые с ног порывами ледяного ветра гости церемонии упорно шли по красной ковровой дорожке. Некоторые даже проявляли особое мужество и задерживались для раздачи интервью.
подробнее...

Превью 60-й Венецианской биеннале, тема которой – «Иностранцы повсюду», проходило, мягко говоря, в оживленной обстановке. Пропалестинские активисты устроили митинг около павильона Израиля, который в
подробнее...

Огромное генеалогическое древо художник начертал белым мелом на черных стенах национального павильона Австралии. В нижних строчках сотни имен его реальных родственников, кровную связь с которыми ему
подробнее...

Горан Радованович – сценарист и режиссер документального и игрового кино. В 1995-м вышел фильм по его сценарию «Русский паровоз» (режиссер Ненад Дьяпич) с Роланом Быковым, Еленой Санаевой, Михаилом
подробнее...

В этом году форум был посвящён юбилею Иммануила Канта, поэтому в его основу легла идея философии культуры и менеджмента. Что нашло отражение в названиях многих выступлений - "Философия управления:
подробнее...

«Самой большой занозой в заднице сэра Артура Конан Дойла была упрямая одержимость всего мира только одним из его творений - Шерлоком Холмсом, – пишет The Observer. – И сейчас, спустя 94 года после
подробнее...

«Команда юристов работает над тем, чтобы запретить Никитиным по всему миру исполнять песни на мои стихи», — заявила она.Известно, такая реакция последовала после того, как 86-летняя Юнна Петровна
подробнее...

Среди стихийного собрания картин разного уровня, часто составленного по принципу «что дали», есть те, что заставляют пожалеть о напрасно потраченном времени. Но кое-что любопытное все-таки есть.
подробнее...

Тимур Новиков: легенда на стягеЕще в советское время декоративно-прикладное искусство (ДПИ) ушло от банального интерьерного украшательства и стало мощным выразительным языком. Цензоры меньше следили
подробнее...

К синглу «Мыши», давшему, судя по всему, начало новой Глюк’oZа, автор, продюсер и полноправный Карабас-Барабас (то есть хозяин) проекта Максим Фадеев соорудил солидный фундамент. Прежнюю «глюкозу»
подробнее...

На конкурс в этом этого году было подано более 150 заявок из 34 городов России. Первый тур проходил, как всегда, заочно: жюри выбирало участников по присланным видеоматериалам, а в двух очных турах
подробнее...

Цепь Георгия Победоносца Михалков  по традиции вручил президенту жюри основного конкурса. «Это великий человек, - сказал он об исландском режиссере Фридрихе Тор Фридрикссоне. - Знаю ваши картины.
подробнее...

Диск из тринадцати песен легендарного барда назвали «Проект О», его украшает графический образ поэта, 100 лет со дня рождения которого отмечается 9 мая. Константин Хабенский исполнил куплеты в трех
подробнее...

Миф этот, как и миф о неземной красоте египетской царицы, очень распространен. Ему посвящены сотни произведений в литературе и на сцене, однако не сохранилось никаких достоверных изображений, которые
подробнее...

Музей Ленина, основанный финско–советским обществом, располагается в доме рабочих Тампере уже 78 лет, пишет Yle.Во времена холодной войны музей был известен как арена восточной политики, которую
подробнее...

«Яблоневый сад» ЧеховаКак говорится, устами младенца глаголит истина. Но что, если мы вам скажем, что также уста известных героев являются резонерами писательской души? «Если во всей губернии есть
подробнее...

Об этом стало известно благодаря исследованию, проведенному после переоценки захоронения, которое было обнаружено более двадцать лет назад в Сен-Поль-Труа-Шато возле Авиньона. Могила напоминала
подробнее...

На съемочной площадке нового сериала можно увидеть Анну Михалкову, Тимофея Трибунцева, Екатерину Вилкову, Надежду Маркину, Александра Ильина-младшего и других популярных актеров. Все они стали героями
подробнее...