Срочные новости раздела
Мария Максакова рассказала об отношениях с матерью: «Между спазмом и слезой»

Мария Максакова рассказала об отношениях с матерью: «Между спазмом и слезой»

Не меньшим достижением, чем незабываемые роли, г-жа Максакова может записать в реестр жизненных свершений и знатную дочь — оперную звезду Марию Максакову. Родители не обделили отпрыска генетикой и харизмой. Судьба Марии Петровны, как прекрасно знают читатели «МК», совершила в последние годы загогулину круче любой американской горки. Живущая ныне в эмиграции бывшая прима Мариинки и экс-депутат Госдумы РФ рассказала «МК», как после долгих лет холодной войны со знаменитой мамой отношения, наконец, восстанавливаются. Хотя и непросто. К тому же на юбилей любимой родительницы Мария сочинила и записала трогательную лирическую песню «Мама», которую поклонники уже успели оценить в Интернете. Но главная интрига теперь — оценит ли благородный порыв дочери, с которой все так непросто, сама юбилярша?

— Маша, твоя песня «Мама» — замечательный, конечно, подарок маме на юбилей, проникновенная вещь, хотя можно предположить, что злопыхатели наверняка съязвят, что ты ее записывала, чуть ли не давясь. Все знают о ваших сложных отношениях, вы долгое время не общались. В последнее время, к счастью, наблюдается некоторая разрядка «международной напряженности» в ваших отношениях, не так ли?

— Общаемся мы не регулярно, скажем так. Это смешанные, а порой противоречивые чувства, потому что наши отношения с мамой были разные. Был период, когда мы были очень дружны, когда я чувствовала и понимала, что она меня любит. Она вкладывала в мое воспитание очень многое. Я была подростком, играющим на рояле и говорящим на трех иностранных языках, и видела, что на определенном этапе взросления становлюсь интересной своей маме даже как собеседник. Меня уже можно было кому-то где-то показывать. Она потратила много душевных сил, чтобы меня так фундаментально образовать во всех сферах, где она эрудит, а в чем-то и просто глыба. Я ей безумно благодарна за эти годы. Когда я думаю о ней, то стараюсь вспоминать именно тот период. В психологическом аспекте это правильно. Именно такой ее образ я стараюсь вспоминать как можно чаще, а не тяжелые моменты, которые были уже потом.

— Это же хорошо, поскольку многие отпрыски знаменитых родителей именно в детстве обделены заботой и вниманием, такова цена родительского успеха…

— Я себе часто так и говорю: у меня была любящая мама. Даже убеждаю. Почему? Потому что она была разная — в том числе любящая, нежная, отзывчивая, чуткая, добрая. У нас какая-то арочная конструкция вышла в жизни — в начале было тяжело и плохо, потому что она меня вроде как для папы родила — дескать, он настаивал, и это все чувствовалось. Но мы действительно сбилизились — в моем отрочестве, юности.

— Когда же пробежала черная кошка между вами? Да так, что вы чуть ли не знать друг друга не знали столько времени…

— Вот эти два ухода — ее мужа, моего отца (Петера Андреаса Игенбергса. — Прим. ред.), и моего мужа (Дениса Вороненкова, убитого в Киеве в 2017 году. — Прим. ред.) пролегли определенной демаркационной линией, скажем так, в наших отношениях и через мои воспоминания о ней о многих прожитых и даже счастливых годах. Но в любом случае я ее знаю уже 43 года, считаю что это большой отрезок времени, и понимаю что все эти годы трудно быть идеальной. Однако ничто не отменяет того, что она великая, она умная, она талантливая, она разная. Она состоявшаяся в своей профессии, мэтр. Поэтому, я думаю, мне есть чем гордиться, в том числе отменной генетикой — и по маминой, и по папиной линии. И поздравить я ее могу с тем, что большая часть целей, которые она перед собой поставила, скорее всего, достигнута.

— Действительно, она не только блестящая актриса, но и записная красавица, одна из самых рафинированных, сексуальных и совершенно «несоветских» в советские времена…

— Конечно, она могла бы достичь большего и это было бы оправдано и соразмерно ее таланту, но многое из того, что она хотела и могла бы, не удалось.

— Почему? Жестокая советская действительность? Цензура, завистники, отторжение «рабоче-крестьянским» укладом СССР врожденной фирменности?

— Наверное, каждый из этих факторов сыграл свою роль, но в знаменателе, думаю, что виноват только ее характер. Больше ничего. Учитывая, что она прекрасный музыкант, закончила центральную музыкальную школу по классу виолончели, поет, играет на рояле, у нее чудесный слух. Она бы могла участвовать в разных постановках, мюзиклах, могла бы сделать параллельно с театром и кино какую-то эстрадную карьеру. Это прекрасно получалось у Людмилы Гурченко, у Ирины Мирошниченко. Мама могла бы вполне сделать то же самое.

— Ну вот, вы только начали мириться, и ты с порога нашего интервью под орех разделываешь любимую маман…

— Ну, какое «под орех»?! Это — нормальное переживание за близкого человека. Я же не говорю, что она бесталанна или в чем-то виновата. Наоборот, многое, может, было бы иначе, если бы она в этом смысле меньше прислушивалась к разным людям, которые из нее делали этакую статую ледяную, а она в принципе ею не была никогда. Она бы со своим темпераментом могла покорить не только Советский Союз или страны бывшего СНГ, но и как-то выйти в мир. Вот о чем я.

— Как Плисецкая, Образцова или даже Нуриев?

— Это истории совершенно разных успехов, обстоятельств и карьер, но я говорю именно об этом — выходе в мир, широком успехе. Абсолютно уверена, что у мамы были для этого все предпосылки и даже условия.

— Стало быть, яблоня от яблони… В прошлом интервью «МК» ты как-раз сокрушалась, что сама долгое время была заложницей чужих советов, а теперь образумилась…

— Да, это похоже. Дело все в том, что сначала ты прислушиваешься к маме, потом появляются друзья мамы. Они авторитеты, сформировавшиеся люди, убедительные, влиятельные. Маме, правда, было проще, потому что в этом смысле у нее был один якорь — ее мама, моя бабушка. У меня же их изначально было два. Два чемодана — мама и бабушка, знаменитая певица, народная артистка СССР, прима Большого театра Мария Максакова, которые надо было за собой тащить и каждому соответствовать. Однако прислушиваться, и часто не критически, к советам со стороны у нас, наверное, общая черта. Мама сильно прислушивалась к разным людям, к друзьям — настоящим и в кавычках. Ей тогда казалось, что она сама не может создать свой художественный, модный, современный образ, часто прибегала к педагогам в драматических ролях. Были и удачи безусловно. Например, Роза Абрамовна Сирота, которая делала с ней часть театральных ролей, начиная с Анны Карениной. Они занимались, разбирали образы, методики и т.д. И маме казалось, что без такого рода советов и помощи будет сложно. Есть актрисы которые действительно не в состоянии над ролью работать самостоятельно. Но мама безусловно была в состоянии работать над любой ролью сама, и в итоге пришла к такому выводу, но, мне кажется, позже, чем надо было бы.

— Представляю, насколько интересны и насыщенны могли быть семейные советы, вернись ваши отношения в нормальное русло…

— Тем более что на мой день рождения в июле мама мне позвонила и сказала, что концепция изменилась. Концепия наших отношений, в смысле. Напомнила, что я росла в семье, где меня все обожали, только обо мне и думали, пылинки с меня сдували и что опять надо жить с этой мыслью и восстанавливать отношения. Так что концепцию холодной войны меняем. На что я сказала, что давно уже и сама так думаю. В наших отношениях незримо все-таки присутствует отец. Он большую часть времени тратил на то, чтобы нас с ней мирить периодически, для него это было важно. Теперь его нет, но я исхожу из того, что хотя бы в память о нем надо хоть как-то находить общий язык. В принципе я не знаю, что над ней довлеет... Сложно сказать. Было бы логичным поступком с ее стороны взять моих старших детей (которые живут в Москве с их отцом Владимиром Тюриным. — Прим. ред.) и приехать ко мне в Киев, навестить. Ведь с тех пор, как не стало Дениса и все это случилось, я осталась одна. Есть вещи из категории «как бы поступила я»…

— Именно твой отъезд в Киев с Денисом в 2016 году, как я понимаю, оказался Рубиконом в ваших с мамой отношениях? Эта «новая концепция», которая теперь продекларирована, подразумевает, что она может навестить тебя в Киеве, например?

— Не знаю. Очевидно, мама побаивается до сих пор отца моих старших детей, Ильи и Людмилы, которые живут с ним в Москве. Он имеет на маму определенное влияние, она к нему прислушивается. Сама не может относительно него прийти к какому-то выводу... Судя по всему, концепция насчет него тоже меняется изо дня в день. Поэтому такая неопределенность чувствуется.

— А Дениса (Вороненкова) в качестве твоего мужа Людмила Васильевна не приняла сразу, или роковым в этом смысле стала все-таки ваша эмиграция в Украину?

— Она опасалась недовольства моего первого мужа. Версия, которая была выдвинута украинским следствием (относительно якобы причастности Тюрина к убийству Вороненкова, что было позже частично дезавуировано. — Прим. ред.) пугала ее еще больше. Поэтому все ее поведение было продиктовано этим страхом. Хочу, чтобы ты правильно понял — я ее абсолютно не виню, не осуждаю. Считаю, что человек в ее возрасте, переживший столько всяких драм в жизни, имеет право на такое «осторожное» поведение, если она серьезно опасается, а судя по всему так и происходит. Я могу понять природу ее страхов и осуждать не имею право. Не все мыслят так, как я, и я не могу требовать от всех такого же мышления.

— А в чем подоплека этого ее опасения? Твой первый муж ей угрожает, если она будет поддерживать с тобой отношения?

— Мы же не знаем, о чем они разговаривают между собой, не знаем, какие условия он ей выставлял, какие страшные клятвы давала, прикованная шампанским к креслу. Мы знаем, насколько суровый он человек, а она на свою голову излишне впечатлительная. Там есть козырь — два внука, любимые дети. Они рядом. А их мать как бы далеко… До моего отъезда в Украину у нас тоже бывали разногласия, размолвки, но мы в любом случае находили потом точки соприкосновения. Гарантом стабильности наших с мамой отношений всегда был мой отец, мамин муж, наш папа. А тут получилось, что одно событие захлестнулось на следующее. Сначала погиб Денис, потом не стало моего отца… Мама всегда говорила, что она Швейцария — то есть всегда сохраняет нейтралитет. А я парировала: если уж ей хочется исторические экскурсы проводить и параллели, то я напоминала, чем подобные «нейтралитеты» хороши, когда под кроватью лежит заряженное и хорошо начищенное ружье…

— Тем не менее фактор родной крови и единоутробности должен ведь играть какую-то роль на фоне остальных привнесенных жизнью обстоятельств?

— Ну да, мне кажется, я должна быть ей роднее, чем мои первые мужья, тридцать первые, любые...

— Тем не менее лед между вами тает? Кто сделал первый шаг?

— Я давно приглашала ее, очень хотела, чтобы она приехала в Киев, увидела Ваню, познакомилась с ним наконец.

— А она его до сих пор не видела?

— Ни разу! И эта тема, видимо, ее беспокоит, но, повторю, она пока боится, но на мой день рождения в июле, как я уже рассказала, позвонила и была очень мила. Чувствуется, что, конечно, я ей не чужая, и, конечно, я понимаю, что она меня любит.

— Переживает внутри…

— Но хочет сохранять швейцарский «нейтралитет».

— Но исключает пока для себя возможность навестить тебя в Киеве?

— Да. Она считает, что таким образом навлечет на себя все кары ветхозаветные и камни посыплются с небес, невзирая на благородные седины.

— Ты же разок тайно наведалась в Москву, и даже рассказала об этом нашим читателям в интервью «МК». Нет ли намерения нагрянуть неожиданно на юбилей мамы, внука привезти, поздравить, расцеловать?

— Я была в Москве (после отъезда в Украину. — Прим. ред.) всего один раз и при достаточно грустных обстоятельствах, как ты помнишь, чтобы уладить документальные формальности в судебных разбирательствах. Если бы не пандемия, то я бы, конечно, рассматривала такую возможность, чтобы приехать лично и поздравить маму с 80-летием. Внушительная дата. Я так рада, что она в прекрасной форме, она хорошо выглядит, она играет, она работает. Это очень важно.

— Тем не менее ты приготовила ей роскошный подарок в виде песни «Мама»…

— Наверное, он более яркий (чем любые другие подарки) потому что, я думаю, какие-то предметы материального мира ее уже не так сильно волнуют. Человек с ее опытом, мудростью, возрастом приходит, как правило, к выводу о первостепенности эмоций, душевного равновесия и благополучия. Поэтому в этой песне я постаралась отразить наши отношения, старалась не кривить душой. Я бы не сказала, что считаю эту песню из всех своих написанных лучшей, но в ней, и это чувствуется при исполнении, что-то среднее между спазмом и слезой, как и наши с ней непростые отношения.

— Как ты думаешь, а ей песня понравится?

— Поскольку она любит песни Патрисии Каас, то я попыталась ее сочинить где-то в этом направлении, чтобы она понравилась именно ей — не мне, не большинству, не публике, а именно ей. Мне бы очень хотелось, чтобы она ей понравилась. Музыкальные вкусы и пристрастия мамы мне бы сложно было не знать. Я ей сама аккомпанировала большую часть ее любимых песен, романсов и т.д. Будем надеяться, что она непредвзято ее прослушает. Я думаю, что она должна ей понравиться.

— Когда Людмила Васильевна поздравляла тебя с днем рождения в июле, ты уже вовсю вступила на стезю сочинительства и исполнения поп-шлягеров. Вы с мамой как-то осбудили столь радикальную творческую трасформацию? Она это комментировала?

— Ты знаешь, я даже не интересовалась. Надо было бы. Честно, в голову даже не пришло.

— Просто интересно, что она скажет: молодец, дочка? Или, наоборот: совсем сбрендила?

— Честно? Я никого не спрашивала, что они думают о моем песенном творчестве. И у нее в том числе. Это как-раз к тому, о чем мы уже говорили: когда чужие мнения и советы не столько помогали, сколько путали по жизни — что меня, что мою маму.

— К чувственным поп-опусам на тему «пандемий любви» и к нежному поздравлению маме добавилась только что пассионарная песнь «Свободы достоин»…

— Я поддержала белорусский народ в их стремлении к свободе и демократии.

— Молодец какая! Киркорову с Басковым на зависть… У тебя прямо лето экспериментов. А что с «Евровидением»? Собираешься?

— Уже даже пара песен готова — на выбор. Только, как оказалось, там все очень запутано из-за того, что многие страны на следующий год сохраняют предыдущего исполнителя (из-за карантинной отмены конкурса в этом году. — Прим. ред.). Так что пока не понимаю, от какой страны можно было бы вообще выставиться. Я же в этом ни бум-бум: где, что, как? Надо изучить. Сейчас чуть отвлеклась, потому что 24 сентября мне надо «Травиату» хорошо спеть (в Харьковской опере. — Прим. ред.). А как только я ее спою, то опять зароюсь в немецкие сайты, начну рыть, как это там происходит. Вариант с Германией (номинироваться на евроотбор. — Прим. ред.), как «немецкорожденная», я рассматриваю для себя вполне серьезно…

— Замечательно. А как сама планируешь отмечать день рождения мамы? Может, по видеосвязи из Киева, поднять бокал в Зуме?

— Я в этот день буду петь концерт в католическом соборе с органом. Как известно, велика сила молитвы праведницы, особенно «Аве Марии». Так в молитве, в том числе о маме, и смирении и встречу этот день. Поэтому, если она будет его праздновать светским образом, устроит какую-нибудь римскую сатурналию, то в моем случае это будет христианская католическая аскеза...

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

 Тем временем искусствоведы намерены организовать кампанию по сбору пожертвований, чтобы при первых послаблениях пандемии открыть публичную выставку эротических рисунков Гранта. “Все думали, что
подробнее...

Оценивая произведения, присланные на соискание премии Чуковского, заместитель директора Центральной детской библиотеки им. Гайдара, писатель Марина Соломонова посетовала, что мало увидела в них
подробнее...

Сериалы, которые растягиваются на годы, часто становятся объектами язвительных шуток, хотя в невероятно серьезном мире телерейтингов долгая жизнь проектов возможна лишь при большой симпатии публики. У
подробнее...

Алла Борисовна Пугачева не часто делится с поклонниками грустными новостями. Но в пятницу, 2 октября, Примадонна рассказала фанатам, что ушёл из жизни известный звукорежиссёр и ее близкий друг
подробнее...

На полюсах при этом сходятся все векторы и линии магнитных полей, защищающие жизнь на Земле от смертоносной радиации — этого жуткого, темного, мрачного, безвоздушного, жестоко-тоталитарного космоса.
подробнее...

По правилам шоу приглашенный гость должен рассказать историю, а задача ведущих заключается в том, чтобы угадать, чем она закончилась. При этом в качестве ведущих выступают известные молодые комики
подробнее...

Пандемия поспособствовала некоторым качественным сдвигам. В фестивальную программу попали картины, которых при другом раскладе мы могли бы и не увидеть. Как сказал продюсер Александр Роднянский,
подробнее...

В них можно обустроить старинный собор, старый европейский вокзал, не прибегая к особым ухищрениям. Эти стены с лепниной привносят мистику и торжественность в то, что происходит. Узкая полоса сцены
подробнее...

Невозможно рассказать обо всех спектаклях, которые будут представлены на фестивале, — так их много. Здесь есть и классическая опера — например «Дон Жуан» Моцарта в постановке Башкирского оперного
подробнее...

Дебютное стихотворение «Первенец» Луиза Глюк выпустила в 1968 году и довольно быстро получила признание как один из самых значительных современных поэтов. У лауреата Нобелевской премии немало регалий
подробнее...

На долю Скобцевой выпали не только счастье и слава, но множество испытаний, которые она гордо прошла вместе со своим мужем, едва ли не главным советским режиссером. Да, он был обласкан властью, имел
подробнее...

Вице-президент Академии российского телевидения Александр Митрошенков еще год назад, выступая на первой церемонии ТЭФИ KIDS, сказал, что нас ждет революция: «Совершит революцию детский контент на
подробнее...

Выпускник Московского архитектурного института Александр Панкин с детства любил математику, много читал о точных науках, и как-то само собой вышло, что формулы слились с его творчеством. Он начал свои
подробнее...

Дом в Староконюшенном переулке. В гостиной уже стоят корзины с цветами, связки надувных шаров привязаны к креслам и стульям. Две надувные цифры золотого цвета - 8 и 5 - украшают комнату. ⁃ Мне уже
подробнее...

Почетный статус академика подруга экс-министра обороны Сердюкова Евгения Васильева мечтала заполучить уже давно. Об этом «МК» рассказал источник в ее ближайшем окружении.На членство в Союзе художников
подробнее...

В тот же вечер Светлане Крючковой вручили награду «Верю. К.Станиславский» за покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школе великого реформатора сцены. Растроганная лауреатка внесла
подробнее...

Но ведь на то она и репетиция, чтобы все доводить до идеала. Здесь нет времени для многозначительных пауз, а право на ошибку сведено к минимальной погрешности. Слишком многое поставлено на карту.
подробнее...

Еще на сентябрьской презентации сезона художественный руководитель Ермоловского Олег Меньшиков обратил внимание журналистов, что молодой человек по его правую руку выжимает из артистов все соки на
подробнее...