Срочные новости раздела
Букинист развеял мифы об опасности старых книг

Букинист развеял мифы об опасности старых книг

— Сергей Леонидович, в прессе регулярно «нагоняют жути» по поводу опасности старых книг. Нас в разное время пугали киноварью, с помощью которой в старину получали красный цвет, потом мышьяком, благодаря которому книжные переплеты делали такими благородно-зелеными, затем — свинцом в типографской краске. Дело принимает нешуточный оборот — во Франции часть фолиантов изъяли из библиотек, кажется, скоро в читальный зал не будут пропускать без защитных перчаток и респираторов.

— Конечно, нужно смотреть по каждому случаю отдельно, но зачастую это именно страшилки. Причем о некоторых из вами упомянутых я даже не слышал. В любом случае, если говорить о ранних временах книгопечатания — XV, XVI века, — работа в типографии с красками, содержащими свинец, была, несомненно, вредной: никто тогда не озадачивался условиями труда. Но когда книга уже напечатана, а тем более по прошествии многих-многих лет, того, что могло бы передаваться по воздуху или как-то еще нам причинять вред, в ней быть не должно.

Более того, известно, что практически все библиофилы были долгожителями — не знаю, из-за книг ли или по другой причине, но владельцы больших библиотек жили долго. Не исключаю, что это происходит благодаря особой ауре, которую дают как раз старые издания — я сам с детства обожаю их запах. Даже не умея читать, я открывал принесенный отцом том и вдыхал аромат пожелтевших страниц — как видите, до сих пор жив и здоров. (Смеется.) Думаю, книги, наоборот, полезны для физического и духовного здоровья.

— Если частному владельцу удалось заполучить книгу, которой двести и более лет, нужно ли ее хранить как-то особо? Букинистические издания — вещи капризные?

— Как правило, книгам в домашних библиотеках специальные условия не нужны — сколько они пережили революций, войн в России и за ее пределами, но как-то уцелели, и вот они в наших руках. А дело в том, что книги, скажем, XVI века, печатались на высококачественной бумаге с тряпичной основой, им делали очень хороший переплет.

— То есть их изначально изготавливали «на века», в то время как нынешние книжки, особенно дешевые, рассыпаются раньше, чем их успеваешь дочитать.

— Да, это так. Но по поводу профессионального хранения все же стоит дать совет не подвергать книги прямому воздействию солнечных лучей. Потому что и корешки, и бумага выгорают — иногда на оценку к эксперту приносят книгу, у которой половина корешка одного цвета, а половина — другого, солнце здесь беспощадно.

И, конечно, важен температурно-влажностный режим. Нельзя допускать, чтобы в помещении было слишком сухо: от отсутствия должного уровня влажности опять-таки страдают переплеты книг, особенно цельнокожаные — они коробятся. Но и повышенная влажность может повредить текст — вызвать на бумаге так называемые «лисьи пятна».

Настоящие букинисты выделяют под свои собрания отдельные комнаты, некоторые коллекционеры ставят в них летом банки с водой. Но, повторюсь, книги живут как люди — практически в любых условиях, кроме экстремальных, типа наводнений и пожаров.

— При СССР в список наших первопечатников записали действительно русского мастера Ивана Федорова, а также работавшего на территории нынешней Белоруссии, но по факту — в развернутом на Запад Литовском княжестве Франциска Скорину, который был то ли протестантом, то ли греко-католиком, хоть и издавал книги «рускымы словами». О какой степени коллекционной редкости мы говорим, если речь о шедеврах Федорова и Скорины?

— В России на аукционах появляются книги и Ивана Федорова, и его учеников. Естественно, они чрезвычайно редки — их стоимость может достигать пятнадцати–двадцати миллионов рублей.

Но совершенно бесценны дофедоровские издания, осуществленные частными типографиями Русского государства и славянскими типографиями Восточной Европы. Эти книги печатались на старославянском языке анонимными типографами — зачастую невозможно установить точно, где именно и когда они были выпущены.

Что касается Скорины — его книги величайшая редкость, и я их «не держал в руках» (берем эти слова в кавычки, так как артефакты с полутысячелетней историей в принципе никто не берет «голыми руками». — И.В.). Конечно, я видел их в библиотеках и музеях, но непосредственно не сталкивался. Появление книги Скорины в открытой продаже — учитывая, что их осталось очень мало и все они учтены, — стало бы настоящей сенсацией.

— Существует стереотип, что Российская империя в техническом плане всегда шла позади Европы — вот и волна книгопечатания до нас докатилась на сто лет позже. Как быстро нашей стране удалось преодолеть это отставание?

— Изначально отставание было. Сам Федоров и дофедоровские мастера учились на Западе и перенимали опыт там. Но главная проблема в том, что вплоть до петровских времен основная масса российских книг была религиозного содержания, в то время как уже с XV века европейцам были знакомы светские, научные книги и беллетристика.

С этим мы немного «подтормозили», но в XVIII веке быстро нагнали.

А по поводу полиграфического искусства могу сказать, что в XIX веке, особенно во второй его половине, в России появилось множество полиграфических шедевров, многие из них занимали первые места на выставках — по уровню печати, иллюстрирования, печатного дела мы вошли в число лидеров.

— В Российской империи существовали светская и церковная цензуры, в СССР — единственная «партийная», но более могущественная, чем две предыдущие, вместе взятые. В результате деятельности цензурных органов неугодные власти журналы и книги изымались и уничтожались, что автоматически делало их библиографическими редкостями.

— Нужно заметить, что цензура существовала еще в рукописную эпоху. Менялись политические условия, приходили новые правители с новыми взглядами, и огромный массив рукописного наследия уничтожался.

В средневековой Европе горы литературы сгорели в кострах инквизиции, католическая церковь, как вы знаете, постоянно выпускала «Индекс запрещенных книг» (Index librorum prohibitorum), знакомство с которыми влекло за собой отлучение.

А самый яркий пример из истории цензуры дореволюционной России — это судьба «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева. Тираж 1790 года практически весь был сожжен, но ни одна книга, если честно, не уничтожается полностью. Так, согласно цензурному распоряжению некое количество экземпляров отправлялось на специальное хранение. Так что только в РГБ имеется четыре первых издания «Путешествия...».

— Эта книга когда-нибудь уходила в нашей стране «с молотка»?

— Нет, никогда.

— А сколько бы она могла стоить, если бы попала на рынок?

— 100 миллионов рублей и выше.

— Отдельно хотелось бы услышать о последствиях сталинской цензуры.

— Уничтоженные при Сталине издания Пастернака или Ахматовой стоят сегодня миллионы рублей, но и книги менее известных авторов — не меньше. В те годы распространенной практикой было изъятие из библиотек книг репрессированных авторов, но опять-таки часть тиража оказывалась в спецхране. Так они дошли до наших дней.

— С писателями-современниками в сталинском СССР особо не церемонились, хорошо, что классиков цензурные процессы не затрагивали.

— Вы не совсем правы. Роман «Бесы» Достоевского, выпущенный издательством Academia в 1935 году, также уничтожили.

Интернета при Союзе не было, публично обсуждать эту тему было нельзя, так что считалось, что книга, за исключением спецхрановских единиц, утрачена — на руках ее точно нет.

Но после первого появления на аукционе этой книги и огласки/шумихи в прессе нашлись люди, случайно обнаружившие ее на полках своих частных библиотек.

— «Цензура» и «зло» — это слова-синонимы?

— Не нужно демонизировать цензуру — она, несомненно, нужна. Как, например, федеральный список экстремистских материалов. Разве могут быть в свободном доступе сочинения нацистских преступников?

— Кстати, возможно ли появление на аукционе, допустим, прижизненного издания «Майн кампф» Адольфа Гитлера?

— Это исключено. Работники аукционных домов постоянно сверяются со списком, куда включена автобиография лидера нацистов. Вероятно, существует черный рынок книг Гитлера, Муссолини, но это незаконная деятельность, никто из моих коллег в здравом уме и ясной памяти не станет этим заниматься.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

Лента Бакура Бакурадзе повествует о двух друзьях – Гиви и Леване. Они не виделись тридцать лет и нашли друг друга в социальной сети. У кинорежиссера Гиви проблемы в семье, перемены в жизни, в отличие
подробнее...

Культура «по понятиям» давно уже стала частью культуры массовой и даже элитарной вопреки утверждениям авторов проектов типа «Слово пацана» — мол, все это антипример. Тем не менее из антигероев
подробнее...

В этом году усилиями художественного руководителя программы и председателя приза «Бенуа» Светланы Захаровой балетный «Оскар» сохранил свой международный статус. Несмотря на сложную международную
подробнее...

«Состоялся концерт «Отцовский край – родной Донбасс», в котором наряду с коллегами из республиканских учреждений культуры выступили артисты ансамбля песни и танца «Донбасс», – рассказали в
подробнее...

В рамках Дней культуры России Азербайджанский государственный симфонический оркестр исполнил знаменитые произведения великих российских композиторов. Дирижировал заслуженный артист Российской
подробнее...

Американский телехит «Наследники» как будто задал моду на сериалы об алчности и других грехах, связанных с большими деньгами. Недавний проект «Золотое дно» перенес грызню за наследство олигарха в
подробнее...

«В храме иконы никогда не портятся. Более того, были случаи, когда отбирали иконы в соответствующее (имеется в виду советское – авт.) время, помещали их в стерильные условия музеев, вокруг них были
подробнее...

Как известно, в мире существует всего лишь четыре оперных школы. Одна из них — русская. И это притом, что опера в Россию пришла из Европы с большим опозданием в сравнении с местом своего рождения. Но
подробнее...

Он один из немногих универсальных актеров и режиссеров, с равным успехом работающих в театре и кино. Выпускник Санкт-Петербургской академии театрального искусства, мастерской легендарного педагога
подробнее...

Встреча проходила в Звенигороде на территории усадьбы Введенское, построенной августейшей милостью императора Павла I для своей фаворитки Анны Лопухиной, усадьбы, владельцами которой были такие
подробнее...

И вот на днях стартовали съемки комедии про временную петлю.Арина Постникова примерила платье невесты, Павел Рассомахин облачился в строгий костюм жениха (в закадровой жизни актер уже выступал в таком
подробнее...

– Где-то за год до смерти Елены, которая случилась как гром среди ясного неба, мы договорились с ней о том, что она передаст в театр домашний рабочий кабинет своего великого отца, – в эксклюзивном
подробнее...

Слухи попали в телеграм-каналы и активно обсуждались в социальных сетях вечером 9 июля, но официальное подтверждение получили только на следующий день. Так что 10 июля Андриан Фадеев возвращается в
подробнее...

Фестиваль принимают два города одновременно – Ижевск и Воткинск. Программа концерта 5 июля в исполнении струнного оркестра «Солисты Москвы», лауреата премии Грэмми, во главе с Юрием Башметом, была
подробнее...

В спокойных серо-белых коридоры с такими живыми, выразительными фотографиями разбегаются глаза, хочется подходить и рассматривать ближе. В пространстве выставки объединены работы лучших представителей
подробнее...

Но это я сгоряча, конечно. Вот сколько буду жить, столько писать, говорить о канале «Культура». Потому что это лучшее, что сделало государство за последние десятки лет. Нам подарили канал для души,
подробнее...

— Для меня эта новость стала приятной неожиданностью. Я узнала про высокую награду, когда посыпались поздравления от друзей и коллег. Не буду лукавить, мне очень приятно. Особенно тепло стало на
подробнее...

— Как мы играли? Я вас спрашиваю! Молчите? Стыдно? И я так думаю, что вам должно быть стыдно: проиграть со счетом 0:6! Да скажи кому — не поверят! Вы же — футболисты, а не балерины на коньках! Разве
подробнее...