Срочные новости раздела
Продолжатель династии Лавровских стал лауреатом конкурса «Нано-опера»

Продолжатель династии Лавровских стал лауреатом конкурса «Нано-опера»

- Леонид, вы ворвались в оперу, будучи по образованию драматическим артистом. Как осмелились на такой шаг?

- В свое время я учился у Марка Розовского. А как известно, театр Розовского – не только драматический, но и музыкальный. И постепенно меня все больше привлекал этот жанр, а вовсе не балетный, как можно было бы предположить из-за профессии моих отца и деда. В моем понимании театр приподнят над действительностью. А опера – особенно. Опера – главный жанр музыкального театра. И я всегда мечтал о том, чтобы работать с этой формой. У меня были даже предложения, на которые я соглашался, хотя понимал, что это большой риск. Каждый раз что-то мешало реализации этих планов. Например, однажды я должен был лететь в Якутск на постановку. Внезапно – это был январь – спустился какой-то немыслимый туман. Авиасообщение было остановлено. А когда туман рассеялся, в театре сменился директор, и мой проект был отменен. Мистика! 

- И как вы с ней справились?

- При помощи «Геликон-оперы». Два сезона назад я подружился с «Геликоном» - поставил там одноактные балеты. Встретился с Театром с большой буквы, где все подчинено искусству, где все ему служат – от художественного руководителя до персонала. И вот я рискнул: отправил заявку с экспликацией «Саломеи» Рихарда Штрауса. Мне очень помог при подготовке мой друг, дирижер Алексей Богорад, который проанализировал вместе со мной партитуру. Я прошел отбор. Честно скажу – неожиданно для себя. Соревновался с девятью профессиональными оперными режиссерами – очень талантливыми и самобытными. И то, что меня приняли мэтры оперного театра, заседавшие в жюри, музыкальные критики из медиа-жюри, дает мне веру в себя. Считая оперу главным жанром музыкального театра, я не могу оставаться «на обочине».  

- Режиссура – оперная ли, драматическая ли – это технология. Кого вы считаете своим главным учителем?

- Конечно, Марка Григорьевича Розовского в первую очередь. Мы учились в самом театре  «У Никитских ворот»: участвовали в спектаклях, ездили на фестивали, погружались полностью в жизнь театра, и это была настоящая школа. Затем Юрий Петрович Любимов пригласил меня к себе на стажировку. Мы познакомились в Италии; он захотел посмотреть какую-нибудь мою работу. Я пригласил его на спектакль, который поставил со студийцами в Институте русского театра. После просмотра он сказал: «Тебе надо поучиться. Тебя не слушают артисты». Я очень удивился: у меня были прекрасные отношения с артистами и мне казалось, что они делают все, что я им предлагаю. Но он объяснил: «Они не выполняют твоих задач, потому что ты идешь на компромисс». И пригласил меня быть ассистентом на постановке «Бесов» в театре имени Вахтангова. Это был подарок! Юрий Петрович вселил в меня уверенность. А на мой взгляд, это главная задача учителя. 

- На конкурсе «Нано-опера» все работали с отрывками из классических опер XIX века. Никто не брал ХХ век, не говоря уже о современной опере. Почему так?

- Для показа у нас всего 10 минут. До этого – 30 минут на то, чтобы рассказать артистам свою экспликацию. Именно рассказать – репетировать мы не имеем права; за этим следит специальный куратор. Конечно, в реальной жизни режиссер должен прийти на репетицию готовым, а не экспериментировать по ходу репетиции, предлагая артистам «этюдный метод». Как-то Сергей Васильевич Маковецкий мне сказал, что, если бы режиссер предложил ему «этюдный метод», он бы вбил его гвоздем в сцену. Но за эти 10 минут с солистами или 15 минут работы с хором можно показать только эскиз. Потому и обращались к классике: ведь Верди, Чайковский, Моцарт – они помогали нам. А Шостакович, Стравинский или Прокофьев… Не уверен, что стали бы помогать.

- Есть такой хулиганский термин «режопера». Относится к режиссерам, подменяющим авторские смыслы своими сомнительными сюжетами. Вот и на конкурсе многие стремились «удивить» жюри. Вы на втором туре тоже удивили – сделали героиню «Волшебной флейты», Памину… слепой.

- В оперном театре – режопера, а в балетном цеху есть «хереографы». Когда что-то выбивается из привычного, хочется фырчать. Но чем больше я работаю, тем меньше фырчу. Глумиться легко. Но интереснее попробовать сделать свое. Станиславский говорил: «До вас в театре было все, кроме вас». Спорные решения иногда попадают в контекст времени или даже вне времени. Борис Эйфман берет для своих балетов музыку разных стилей, разных авторов, делая какую-то эклектичную компиляцию. Потому что ему так надо. И получается спектакль Эйфмана – авангард нашей современной хореографии. Это тонкий лед. Ва-банк. Пан или пропал. А Памину я сделал слепой не просто так. Я проанализировал либретто Шиканедера, историю создания этой оперы, ее масонские мотивы. И подумал, что прозрение Памины – это логичный мотив для того, чтобы она увидела истинное лицо своей матери, Царицы Ночи, и чтобы она влюбилась в Тамино, пройдя испытания.

- Что такое Лаборатория Лавровских?

- Такое название дал Борис Покровский. Это принцип, метод репетиций, способ подготовки спектаклей и занятий с артистами. Лаборатория ведет свою деятельность с 1926 года. Через два года – 100 лет. Есть у нас такая семейная история. У моего деда, Леонида Лавровского, была первая жена, балерина Екатерина Гейденрейх, в доме которой собиралась вся богема того времени. И вот пришли гости: началась интеллектуальная беседа, обмен мнениями. Дед вспоминал, что даже не понимал, о чем они говорили; единственная роль, которая ему досталась – давать гостям прикурить. Он рассказывал: «Я вышел из квартиры и побрел в общежитие. До общежития дошел другой Лавровский». Дед отправился в библиотеку и попросил дать ему книги. Библиотекарь расхохотался: «Леня, иди танцуй». Но Леонид Михайлович был непреклонен. Тогда библиотекарь показал ему, в каком состоянии находится книжный фонд: только что отгремела гражданская война, все разбросано, что-то разграблено… Леонид остался в общежитии на все лето. Когда в начале учебного года библиотека открылась, - все было структурировано, систематизировано; прочитанные книги расставлены по полкам. Потрясенный библиотекарь направил Леонида в архивы Русского музея и Эрмитажа. Там он продолжил свое образование. На этой основе он создал свою «Лабораторию», где тщательно, в процессе репетиций артисты погружаются в материал. Интеллектуально, эмоционально и пластически. Принцип «молекулярного разбора» передается из поколения в поколение. Такова наша династия: мы все вместе делаем одно общее дело. 

- Чем вы занимаетесь сейчас?

- Я – режиссер Москонцерта, ставлю мюзиклы, которые очень люблю. Преподаю в ГИТИСе на хореографическом факультете режиссуру и актерское мастерство. Работаю над двумя интереснейшими проектами. Один из них – иммерсивный балет «Лебединое озеро». С музыкой Чайковского, но не только. Он будет играться в пространстве усадьбы, стилизованной под старину, в районе подмосковной Малаховки. А второй проект – балет «Загадки Турандот», музыку для которого пишет великий Александр Зацепин. Он – ровесник нашей лаборатории, ему тоже 98 лет, и мы очень рассчитываем отметить вместе с ним 100-летие. Работает он просто потрясающе – с огромной энергией, интенсивностью, скоростью и, конечно, высочайшим уровнем музыкальных решений.

- Какая жена нужна художнику – тихая помощница или вдохновляющая муза?

- У всех по-разному. В моем случае – это 20 лет жизни с Наташей, моей женой, подругой, коллегой, с которой мы не только вместе живем, но и работаем. Наташа – бывшая балерина и профессиональная актриса, тоже закончившая ГИТИС; художественный руководитель нашего хореографического училища, руководитель Подольского драматического театра. А еще мы растим четвертое поколение Лавровских: у нас 4-летний сын, которого, как нетрудно догадаться, зовут Михаил. Он уже сейчас любит танцевать, занимается гимнастикой. 

- Дед – хореограф, отец – артист балета, жена - балерина, даже сын танцует… Как вас миновала карьера танцовщика? 

- Но это линия отца. По линии матери у меня все - московские архитекторы, аж до 5 колена. Разумеется, меня настраивали и на этот путь. Учили рисовать, поскольку отец не заметил во мне никакого балетного потенциала. Хотя прыжок у меня отличный и ноги сильные – я, ведь, фехтовальщик. Кстати, весь реквизит, который был использован в постановке хорового фрагмента из «Бала-маскарада» - моя личная экипировка. В том числе и шпаги. Повзрослев, я понял, что в любом случае выберу « жизнь в искусстве». В том или ином жанре. Вот в итоге и выбрал театр.

- Вы владеете музыкальными инструментами?

- Играю немного на пианино, на гитаре. Но моя задача сейчас – погрузиться в чтение партитур. Я читаю клавир, но этого недостаточно. Я помню мнение Бориса Покровского, считавшего, что чтение партитур – обязательный профессиональный навык оперного режиссера.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

В полдень едва ли не первого теплого и солнечного дня, пришедшегося на  время фестиваля,  Ричард Гир появился на красной дорожке с бутоном крошечной розы в руках и рядом с умопомрачительной Умой
подробнее...

«Режиссура – это явление любви», - заявил член жюри Джан-Карло дель Монако, подводя итоги первого тура. «То, что режиссеры демонстрируют этот интимный процесс при зрителях – свидетельство их
подробнее...

81-летний канадский классик Дэвид Кроненберг, давно ставший иконой Каннского кинофестиваля, представил на нем уже седьмую свою картину. «Саван» — отчасти автобиографический боди-хоррор, передающий тот
подробнее...

Премьера балета «Спартак» на музыку Арама Хачатуряна в Михайловском состоялась 29 апреля 2008 года. На постановку тогда пригласили Георгия Ковтуна, хореографа масштабно мыслящего и не терпящего
подробнее...

Основная цель Собиновского фестиваля – повысить популярность классической музыки среди широкой аудитории. Оперный фестиваль проводится ежегодно с 1986 года.Представители саратовского филиала
подробнее...

«Мелиховская весна», сохраняя в нынешний условиях статус международного, пригласил на свои площадки Театр драмы имени Якуба Коласа из  Витебска, Академический русский театр имени М. Горького из
подробнее...

«Соня-9», являющаяся продолжением книги того же автора «Соня из 7 «Буээ», — поколенческая история, воплощенная в МХТ режиссером Сашей Золотовицким. И, как всякая поколенческая тематика, она вышла со
подробнее...

Среди последних работ этого режиссера, являющегося бесспорным лидером современного театра (а им он был и до отъезда из страны части его коллег), «Одна и один» — особая постановка. В ней нет
подробнее...

Анна родилась в Москве, окончила переводческий факультет Московского педагогического университета, став лингвистом-переводчиком английского и французского языков, а потом — сценарный факультет
подробнее...

«Премия «Художественного театра» — младенец мира театральных наград: в 2024-м она вручалась во второй раз. Но в этом есть некий тайный символизм — МХТ отмечает как раз творческую молодежь, заявившую о
подробнее...

Глядя на запредельно рискованные действия, совершаемые Жариковым по ходу фильма, трудно поверить, что перед камерой работает… кандидат философских наук. А ведь Владимир Юрьевич пришел в кино именно из
подробнее...

Переезд

20:00 23.05

— Огурцов, ты посмотри на себя. Не просыхаешь. Руки трясутся. Рожа опухла, в дверь не проходит. Где заказчик, запомнить не можешь. Все заказы срываешь. И третий человек вам будет нужен.— Нин, ты на
подробнее...

Тайная экспедицияВ 1968 году для поступления на вечерний журфак требовалась справка о профильном трудоустройстве, меня приголубили курьером в недавно созданном АПН (Агентстве печати «Новости»),
подробнее...

Разработка корректив существующего законодательства, затрагивающего объекты культурного наследия, была возложена на недавно «осиротевший» после ухода Елены Ямпольской на должность советника президента
подробнее...

Напомним, что в самой семье покойного композитора продолжаются конфликты. Молодая вдова Марина Коташенко и дети артиста заняты судебными процессами по поводу наследства. Не озадачились этим вопросом и
подробнее...

Но шоу «Звезды» на НТВ идут. Их на самом деле не закрыли. Есть полиция нравов, в нее может записаться каждый, если только захочет. Вот увидит он не ту персону, которая и смеется не так. Вообще
подробнее...

Почему в списке нет книг местных авторов – об этом корреспондент «МК» спросил члена правления отделения Союза писателей России в ДНР, известного донецкого прозаика Владислава Русанова.«Список
подробнее...

Близкая подруга Филиппа Киркорова, диджей Катя Гусева, прослушала новый хит Пугачевой одной из первых. Впрочем, он ее не вдохновил. Гусева уверена: Алла теряет голос. И это скрывать уже невозможно.— Я
подробнее...