Срочные новости раздела
К десятилетию группа PIZZA оказалась в гуще «нереальных событий»

К десятилетию группа PIZZA оказалась в гуще «нереальных событий»

Такие песни, как «Оружие», «Романс», «Париж», уже стали тому подтверждением. Даже находясь в самоизоляции, артист не стоял на месте, причем в буквальном смысле слова: уезжал на велосипеде в лес. Об этих путешествиях и рождении новой пластинки «Основано на нереальных событиях», о юбилее проекта и диалоге с великими, о зрелости в шоу-бизнесе и «маленьких фрэшменах» «ЗД» поговорила с музыкантом.

— Сергей, расскажи, о чем лично для тебя новый альбом «Основано на нереальных событиях»?

— Это не концептуальная работа, где все об одном. Скорее, сборник песен, в которых я сочетаю элементы разных стилей, как это мне свойственно, — r’n’b, рэгги, соул, рэп. В нем нет конкретных, прямолинейных историй — просто впечатления, которые сложились в тексты. Если слушать от начала до конца, его можно сравнить с октавами, которые идут одна за другой.

Первая песня «Район» — воспоминания из детства, которыми я делюсь со слушателями. Со второй начинаются танцы: мы веселимся, и у нас все хорошо. Я рассказываю о своей жене Дарье в одноименном треке. Дальше — о том, что вечеринки пора заканчивать, потому что я уже отец, у меня есть дочь. Потом углубляюсь в рэп, потому что в 1998 году, впервые выйдя на сцену с микрофоном, я начинал именно с этого жанра и продолжаю в нем развиваться. Конечно, он изначально был у меня мелодичным — никакого жесткого гангста-рэпа. Такой же, как и сейчас. Говоря об истории пластинки: половину песен я написал в саратовском лесу. «Ухожу в закат» — именно об этом карантине, который я там провел.

— Что было самым сложным в работе над пластинкой?

— Тексты, которые я сочиняю очень долго и тяжело, потому что сильно заморачиваюсь. Мне важно, чтобы были точные рифмы, глубокий смысл, а лучше — несколько, как в композиции «Вера». Меня недавно спросили: «Это что, песня о религии?» Я ответил: «Нет, о моей дочери Вере». Но прочтение и восприятие может быть разным — вот к чему я стремлюсь.

В текстах песен с альбома очень много метафор, оборотов слов, особый крой ритма и рифмы. Я очень люблю оттачивать их до мелочей, поэтому альбомы и выходят у меня достаточно редко. А еще потому, что я всегда работаю один. У меня в доме маленькая студия, еле-еле может уместиться еще один человек, да мне это и не нужно. У меня здесь синтезаторы, микрофоны, несколько гитар, укулеле, домра, металлофон, ксилофон и другие инструменты. Здесь я и создаю музыку — в одиночестве.

— Компиляция смыслов в новом альбоме, возможно, неплохой фон для юбилейного года?

— Для кого-то это будет шоком, но как таковой группы PIZZA в традиционном понимании никогда не существовало. Ее участник — только я. Идея представлять проект как группу родилась в 2010 году, когда мои бывшие менеджеры задумались: «Слушай, когда на концертах объявляют: «PIZZA!», люди не понимают, что происходит. Им кажется, что сейчас им будут разносить еду. Давай подумаем, как лучше? Певец PIZZA? Сергей PIZZA?.. Не очень. Давай — группа PIZZA? Найдем тебе музыкантов, будете играть». Я подумал, что выступать вживую с коллективом интереснее, и согласился. Но все альбомы, все инструменты, аранжировки я полностью сделал сам, на своей студии. Практически ни в одной композиции на всех моих пластинках не участвовал больше никто.

Поэтому я не могу выпускать их каждый год: это долго, сложно, а самое главное — меня никто не может остановить. В группах же как происходит: мы все сделали и идем дальше, но если работаешь один — остановиться невозможно. Ты все время хочешь что-то усовершенствовать. Кажется, что у тебя не получается, и ты делаешь-делаешь-делаешь композицию бесконечно. Потом переходишь к следующей — и вдруг слышишь, что кто-то выпустил новую песню, чем-то похожую на твою, но которая звучит лучше, и снова возвращаешься к той, первой, доделываешь ее. Так я могу доделывать очень долго. Над этим альбомом, например, я работал два года как минимум.

Сделать аранжировку для меня легче, чем текст. По музыке я еще могу у кого-то что-то спросить, а по тексту спросить не у кого, поэтому я обращаюсь к великим. Сажусь на велосипед, надеваю наушники, включаю Бродского или Ахматову и еду в лес. Потом, когда возвращаешься оттуда домой, у тебя очень быстро рождается новый текст. Так и прошел мой карантин — он был очень плодотворным. Конечно, лучше без всяких пандемий, но самоизолироваться иногда очень полезно.

— Само название PIZZA — говорящее: разные стили как ингредиенты конечного продукта. А есть ли что-то, чего ты никогда не будешь делать в музыке, внутренние табу?

— Конечно. Во-первых, я никогда не буду заниматься музыкой, которая мне не близка, — например, делать дэнс, хаус. Исключение — кавер на «Хоп-хэй-лала-лэй» Леонида Агутина. Он получился с уклоном в хаус, но все равно с использованием все тех же моих инструментов и акустической гитары, которая у меня обязательно звучит в каждой композиции. Еще я бы никогда не стал делать тяжелый рок: мне не близко все, что шумно и быстро. Когда меня спрашивают, почему мои песни такие медленные, я отвечаю, что у меня так бьется сердце.

Что касается текстов, я никогда не позволю себе сделать что-то банальное или то, что уже у кого-то было; не позволю себе неточную рифму. На днях я услышал новую песню одного популярного молодого рэпера, в которой потрясающе неточные рифмы, только отдаленно их напоминающие.

Если говорить о смыслах — я никогда не буду петь о какой-то жести: наркотиках, развязном образе жизни и других темах, так популярных у юных хип-хоп-артистов. Сегодня это тенденция. Маленькие фрэшмены — назовем их так нежно — сами еще вчера были детьми, а тут вдруг выросли, набрали миллионы просмотров и скачиваний, заработали кучу денег и теперь своим примером «вдохновляют» остальных. Они показывают: «Смотрите, у нас нет образования, мы не умеем петь и профессионально делать музыку, но мы всего добились». Даже вкуса не надо — достаточно скопировать всю новую американскую школу, перевести тексты. Это очень легко. Взрослые люди вряд ли будут такое слушать, а школьникам нравится, потому что это дерзко, и им говорят о том, что не нужно стараться, учиться думать, читать книги, — все это лишнее, успеха можно добиться и так.

Музыканты, предлагающие такой контент, говорят, что просто описывают современную реальность, но по факту это пропаганда. Может показаться, что я сейчас забрюзжал, как старый дед, но у меня уже есть ребенок, поэтому мне не все равно.      

— Говоря о времени, важно ли тебе быть современным, не выпадать из контекста?

— Конечно, просто контекст может быть разным. Есть мои личные принципы, от которых я не отступлюсь. Это элементы стиля — например, гитары, о которых я уже говорил, определенные гармонии, которые так или иначе повторяются. А есть аранжировка — в ней и проявляется современность звучания.

Я все время вращаюсь около хип-хопа и знаю людей, для которых это только Onyx, Public Enemy и другие исполнители из прошлого. Они совершенно не признают ничего нового, и в этом есть какая-то заскорузлость мысли. Для меня важно всегда быть в теме, знать, кто что выпускает, какие артисты появляются в этом жанре на мировой сцене. За 20 лет хип-хоп, как и любой другой жанр, изменился очень сильно. И если ты музыкант, работающий в этом направлении, — тоже меняешься вместе с ним в угоду времени. То же самое касается r’n’b, рэгги, рэггетона, дэнсхолла. Если ты не будешь использовать новое звучание, ты не будешь актуальным.

Другое дело, что некоторые готовы на все, чтобы быть в топе. В итоге появляются безвкусные композиции, не имеющие никакой ценности, которые забудутся через несколько месяцев. Я не хочу, чтобы с моими песнями было так. Мне бы хотелось, чтобы они остались во времени, как это произошло с «Оружием». Ее до сих пор крутят на радио, поют на улице под гитару.

— Чувствуешь ли ты заранее, какая песня станет хитом? Или это всегда неожиданность?

— От всех композиций, которые уже несколько лет остаются в ротации, у меня были мурашки. Они бывают двух видов: американские, как от фильмов ужасов, когда тебе плохо и страшно, и русские — когда тебе приятно, хорошо, как, например, от нежного прикосновения. Вот если по коже бегут русские мурашки, то это хит (смеется). Могу сказать, что такое ощущение я испытываю от нескольких композиций с нового альбома. Раньше у меня это всегда работало. Лет через пять проверим, сработает ли в этот раз.   

— Есть ли ощущение некоего рубежа в связи с юбилеем PIZZA?

— Есть ощущение, что я вырос как артист, достиг такого возраста в шоу-бизнесе, когда уже могу сказать «нет» — например, отказаться от участия в каком-то сборном концерте, который мне не интересен. В остальном — никаких особенных ощущений. Разве что физически я чувствую возраст: приходится каждый день ходить в спортзал, чтобы можно было есть сладкое и не вырастал живот. Если говорить о творчестве глобально, то PIZZA — только верхушка айсберга, а так я уже 22 года пишу музыку, тексты, исполняю песни.

Точно могу сказать, что я не устал. Наверное, если бы можно было на протяжении 3–4 месяцев давать ежемесячно по 5 концертов, а остальное время жить где-нибудь на море, я бы поступил так. Хотя — что бы я делал оставшееся время на море? Все равно создавал бы музыку. По-другому не могу.

Возможно, у меня появится какой-то сайд-проект, альтер-эго в совершенно новом стиле. Посмотрим. Пока у меня отдых, потому что в работу над вышедшей пластинкой я вложился максимально.    

— Тебе интересны коллаборации?

— Безусловно. На альбоме есть композиция «По краям», которую я спел с Темниковой, другую — «Дельфины» — с Лампочкой. Это замечательная певица из Украины, которая впечатлила меня этой песней. Кстати, впервые в жизни (не считая кавера на Агутина) я пою чужую композицию. «Гитару барда» мы исполнили с Михой Гамом. Это мой «бро», с которым мы общаемся и делаем рэп уже лет одиннадцать. У него есть очень сильные хиты. Например, «Я для тебя ONLY». Если ты вобьешь это название в поисковик и включишь трек, то сразу скажешь: «Я знаю эту песню!» Но никто при этом не знает, кто такой Миха Гам. И я никак не могу дождаться от него альбомов, потому что он очень критичен к себе в плане качества и в итоге не выпускает их. Здесь я его заставил, и получилось хорошо.

До этого у меня тоже было много «фитов» — с Бьянкой, L’One… Важно, чтобы мне была близка идея, артист, чтобы мы были на одной волне в процессе. У меня никогда не было мыслей сделать с кем-то коллаборацию, потому что он или она в тренде. С той же Леной Темниковой я записал песню не из-за того, что у нее огромная фанбаза. Во-первых, она сама предложила мне это сделать, а во-вторых, ее голос отлично вписался в композицию, она очень органично ее украсила. Подводя итог: я за коллаборации, но ради искусства, а не бизнеса.     

— Было бы тебе интересно написать саундтрек и каким может быть идеальный фильм для него?

— Я никогда не писал ничего по заказу, специально для фильма или сериала. Несколько раз режиссеры сами брали мою музыку из альбомов и использовали ее. Наверное, я бы мог специально создать музыку к фильму, только если бы кто-то из моих близких друзей вдруг закончил киноакадемию в Штатах, например, и рассказал бы мне историю, которая меня бы очень увлекла.

А вообще, создание саундтреков — это совершенно другая, отдельная история. У меня есть сестра Татьяна, которая пишет отличные саундтреки. Она в этом профессионал. А я могу написать песню, которую потом возьмут в какой-нибудь фильм. Если фантазировать, каким мог бы быть фильм с использованием моих композиций, отталкиваясь от их стилистики, атмосферы, то это, наверное, была бы семейная комедия — легкая, добрая, но с элементами философии, где глава семейства попадает в какие-то опасные истории, из которых он благополучно выбирается и возвращается в дом. Что-то вроде того.  

— Какие точки стали поворотными в твоей музыкальной истории?

— В древней японской философии считается, что жизнь делится на циклы, каждый из которых длится 7 лет. Я где-то услышал об этом, стал анализировать — и вот что обнаружил. Впервые я вышел на сцену в 1998-м. Спустя 7 лет, в 2005 году, когда я выступал в составе уфимской группы «Виа Чаппа», мы создали несколько крепких хитов, в том числе с Михеем — «По волнам». Тогда мы стали популярными, стали ездить на гастроли, и я подумал: «Надо запомнить этот год». Еще через 7 лет — в 2012-м — я написал «Оружие», песню, которая сделала нас артистами номер один. Эта композиция звучала отовсюду, мы играли по 15–20 концертов в месяц, и такого со мной не было до этого никогда.

Сейчас прошли следующие 7 лет, и когда я создавал альбом «Основано на нереальных событиях», у меня было такое же ощущение, как и от первой пластинки. Со второй и третьей такого не было. Я был ими недоволен и все время думал о том, чтобы песни взяли на радио. А здесь у меня было такое чувство свободы, что я забыл абсолютно обо всем и просто отдался ощущению того, что все идет, как идет. В итоге получился альбом, который я уже с августа слушаю в наушниках, и он мне не надоедает. Для меня это удивительно.

Я не знаю, что будет дальше, но могу точно сказать, что это второй альбом за всю мою жизнь, которым я горжусь и который дал мне свободу. Я делал то, что хочу, и чувствую: что-то может измениться.

Источник: www.mk.ru

Последние записи - Культура

самые читаемые новости

#Культура

У романов Патриции Хайсмит уже есть довольно успешные экранизации. «На ярком солнце» с Аленом Делоном, «Игра Рипли» с Джоном Малковичем, «Американский друг» с Деннисом Хоппером признаны классическими
подробнее...

«Бахчисарайский фонтан» неотделим от понятия «драмбалет». Вместе с другим балетом — «Пламя Парижа» (1932) — это первые спектакли нарождающегося с конца 20-х годов направления, расцветшего в балетном
подробнее...

Коридор, оформленный плакатами и афишами 1900–1930-х годов, и две маленькие комнатки. Такая теснота здесь неслучайна. Как отмечает исследователь жизни и творчества поэта, председатель
подробнее...

Победа Иманбека Зайкенова в номинации «Лучший ремикс» не на шутку рассорила тех, кто привык следить за музыкой. Кто-то небезосновательно называл его ремикс трека «Roses» рэпера Карлоса Сент-Джона
подробнее...

Веллер никогда не устремлялся к власти. Учился, работал и познавал Россию. Однажды в студенческие годы он все лето перегонял большое стадо с Дальнего Востока до Урала. Какой простор для наблюдений,
подробнее...

Директором одного из самых известных столичных театров может стать женщина – Анна Волк. В ее трудовой биографии – несколько театров: Пушкинский, где она трудилась директором, ЦДР Казанцева и Рощина на
подробнее...

Получившая титул почетного академика Российской академии художеств дама заявила, что реакция общественности представляется ей закономерной.В ходе короткой пресс-конференции, устроенной по случаю
подробнее...

В основе книги — журналистские статьи автора, одного из ведущих публицистов России, посвященные самым ярким и переломным моментам 2020 года. Пандемия, новая Конституция, войны и революции у наших
подробнее...

За долгожданную «перезагрузку» музея с богатой коллекцией декоративно-прикладного искусства, насчитывающей тысячи экспонатов XVIII–XX веков, взялась Алина Сапрыкина. Она начинала свою творческую
подробнее...

Казимир Малевич: супрематический гробПохороны создателя «Черного квадрата» вошли в историю искусства. Последние годы жизни Казимир Малевич тяжело болел раком, его не стало в мае 1935-го. Он много
подробнее...

Захаровский шедевр восстановлен, как говорится, один в один. Без изменений – мизансцены, декорации, костюмы, музыка, без сокращений – текст. Новые – только артисты, да и то не все: несколько человек –
подробнее...

После первого тура голосования у экспертного совета премии, куда входят более 50 киноведов и кинокритиков, появились серьезные разногласия с руководством Гильдии киноведов и кинокритиков и Союза
подробнее...

На первом этаже Музея Анатолия Зверева на тебя не просто смотрят, а, кажется, набрасываются морды. Большие портреты кисти Натальи Турновой изображают людей, на которых будто бы надеты цветные
подробнее...

«Девочка потеряла сознание на выставке мертвых человеческих тел «Мир тела», - возмутился депутат Земцов на своей странице в соцсетях. - Удивительно, чем руководствовалось ВДНХ, предоставляя свои
подробнее...

- Многие ваши коллеги признаются, что для них начало года было не самым удачным в плане работы, да и предыдущий год пандемии — тоже. Как вы пережили этот сложный период?- Безусловно короновирус
подробнее...

На днях совет сообщил о конфликте с вручающей премию Гильдией киноведов и кинокритиков и Союзом под руководством Михалкова. В заявлении указывалось, что имеет место попытка «цензурного вмешательства».
подробнее...

Кстати, второго сам музыкант как-то назвал в шутку «проектом Кремля и Алексея Навального». В комментариях к клипу «Коронавирус» в сети как нельзя лучше передан месседж: «Делать будем в России весело.
подробнее...

«Аллен против Фэрроу» основан на мемуарах Миа Фэрроу, написанных в 1997 году. Его создатели раскручивают обстоятельства жизни некогда любивших друг друга людей. Они начали встречаться в 1980 году. У
подробнее...